Риски сланцевой революции

29 Май

Перспективы Украины вследствие разведки и добычи сланцевого газа можно сравнить разве что с перспективами вступления нашей страны в Евросоюз. Но с той лишь разницей, что евроинтеграция уже осознана украинцами как всесторонне выгодное цивилизационное решение, тогда как отношение к сланцевому газу, а вернее возможным последствиям нынешних технологий его добычи, даже и лояльным нельзя назвать. Украина и окружающий ее мир втягиваются во все более ожесточенную дискуссию о том, возможна ли и полезна ли, а главное — безопасна ли сланцевая революция.

Представители страны, которая ее успешно осуществила, убеждают: дерзайте — не пожалеете. Посол США Джон Тэффт сказал недавно журналистам одного из телеканалов, что добыча сланцевого газа повысит конкурентоспособность экономики Украины, увеличит количество рабочих мест в стране. Если вспомнить опыт американской сланцевой революции, то, по его словам, можно проследить, как уменьшилась экономическая слагаемая производства стали и химических компонентов. Постепенно начала дешеветь электроэнергия. А главное, уверен посол, индустрия сланцевого газа способствует борьбе с безработицей. За несколько лет в США было создано больше 650 тысяч новых рабочих мест. Причем не только на предприятиях добывающей сферы, но и в причастных к ней отраслях, таких, как производство стали для необходимых конструкций, машин для перевозки грузов и т.д. Сюда же относятся гостиницы и рестораны, подчеркнул Тэффт, в которых живут и питаются специалисты, занимающиеся соответствующей деятельностью.

Курт Освальд, партнер международной компании «Эй Ти Карни», провел исследование о роли сланцевого газа в будущем Европы и пришел к выводу, что Украина имеет все шансы превратиться из импортера в экспортера газа. В эфире одного из украинских телеканалов он недавно уверял, что к 2030 году, благодаря значительным запасам сланцевого газа, Украине и Польше достанется лидерство на газовом рынке Европы. По его мнению, это будет обеспечено не только большими месторождениями, но и наличием политической воли высшего руководства государств, которое должно начать развитие этой отрасли. Как подчеркивает аналитик, главным положительным следствием добычи сланцевого газа для Украины может стать сокращение зависимости от импортного газа, в частности российского. Более того, Украина может начать экспорт своего газа, что может благотворительно сказаться на торговом балансе и экономике страны вообще.

Аналогичную мысль высказывает и бывший член парламентского комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса Александр Гудыма. Он напоминает, что в ближайшие годы американские компании Shell и Сhevron начнут промышленную добычу сланцевого газа на территории Украины, и мы можем продавать его в Европу, используя для транспортировки мощности украинской ГТС.

К сожалению, слушания об экологических последствиях добычи сланцевого газа в Украине, прошедшие в Комитете Верховной Рады по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, далеко не во всем подтвердили вышесказанное. В частности, в материалах, подготовленных аппаратом комитета, указывается, что Верховной Радой получены многочисленные обращения общественных организаций, территориальных общин и граждан, обеспокоенных возможными последствиями и рисками добычи сланцевого и так называемого нетрадиционного газа в густонаселенных, техногенно перегруженных регионах Украины. Как отмечается в материалах, планы добычи сланцевого газа возмущают общественность своими масштабами и возможными экологическими рисками. Соответствующие обращения из Украины уже поступают в международные организации и Европарламент.

Национальным экологическим центром Украины совместно с Международной организацией «Экология-Право-Человек» подготовлены ответы на вопросы, которые больше всего волнуют людей на территориях, где будет проводиться разведка и добыча сланцевого газа. Вот некоторые из этих ответов, в которых говорится о возможных последствиях. В результате разведки и добычи сланцевого газа повышается риск загрязнения поверхностных и подземных вод, могут быть исчерпаны запасы пресных подземных вод, нанесен вред запасам лечебных минеральных вод. Неминуемо загрязнение грунтов тяжелыми металлами и нефтепродуктами.

Все эти выводы были подтверждены и развернуты во время комитетских слушаний. Участвовавшие в них ученые не подтвердили тезисов сторонников добычи сланцевого газа в Украине, в частности советника министра экологии и охраны природной среды Петра Голуба, основывающиеся на том, что при строгом соблюдении стандартов риски для человека и окружающей среды если и не отсутствуют вовсе, то являются минимальными.

Так, руководитель Национального экологического центра Ярослав Мовчан продемонстрировал разломы в Днепровско-Донецкой впадине, зафиксированные Центром аэрокосмических наук НАНУ. Он отмечает, что компании Shell «жестко не повезло, потому что такой сложной геологической штуки в мире больше нет». По его мнению, тут «можно думать о газе, но перед этим нужно семь раз отмерить, а потом делать фрекинг (гидроразрыв пласта. — Авт.), но не делать его до того, как все это (исследования. — Авт.) будет сделано».

Мовчан рассказал, что ему нередко задают вопрос: «Как ты, государственник, патриот, можешь быть против энергетической независимости государства, которой можно достичь, если использовать сланцевый газ?» Отвечая, он указывает, что не хочет для Украины еще одной проблемы. В частности, он перечисляет вредные вещества, используемые при фрекинге. Это, по его словам, этиленгликоль, бензол, толуол и еще сотни реагентов, которые компании отказываются показывать… канцерогены, токсиканты, анабиотики. «Все это — элементы угрозы», — говорит ученый и отмечает, что опасной химии в закачиваемых под землю растворах вроде бы не так много, но с учетом объемов необходимых растворов этой химии набирается сотни тонн. «Но когда у нас есть трещины, разломы, эту химию невозможно проконтролировать, — говорит Мовчан и делает вывод: — Таким образом, опасность трудно переоценить». Он также ссылается на статистические исследования Еврокомиссии, в которых констатируется, что в течение первого года эксплуатации 6% скважин протекают, а на протяжении следующих 30 лет протекает больше половины из них.

Кандидат геолого-минералогических наук, преподаватель Львовского национального университета Анатолий Харкевич говорил об опасностях при добыче сланцевого газа на Олесском участке: «Если в США скважина дает промышленную добычу на протяжении 30 лет, то результаты, полученные при бурении на сланцевый газ в Польше, позволяют говорить, что такой газ на Олесской площади отсутствует. Кроме того, здесь распространены региональные нарушения, являющиеся негативным фактором и реальной угрозой для качества питьевых и минеральных подземных вод. Под действием гидроразрывов водонепроницаемые слои будут пропускать через трещины химические вещества, и вода будет отравлена».

Еще резче характеризовала проблемы, связанные с использованием химикатов для гидроразрыва, кандидат фармацевтических наук, химик-токсиколог София Кубрак из Львовского национального медицинского университета. В частности, среди опасных химических веществ она называет диметилсульфат — токсическое и канцерогенное вещество, использовавшееся во время Первой мировой войны как сильнейший боевой яд. При выполнении фрекинга на поверхность земли не возвращается и остается в пластах 20% закачиваемого в скважину раствора — это уже опасно. Остальные 80% поднимают и собирают в специальных резервуарах. Но там большое количество летучих ядов. «Они создают так называемые туманы, поднимаясь в виде парогазовой фазы, а при небольшом ветре развеиваются, — говорит химик-токсиколог и продолжает: — А нужно учитывать, что в Украине на квадратном километре проживает 120 человек, а не два человека, как в США…»

Глава Американской торговой палаты в Украине Хорхе Зукоски попытался несколько снизить градус дискуссии. По его словам, Украина находится на этапе разработки законодательства о добыче сланцевого газа, что создает возможности для эффективного решения экологических проблем. «Я был бы очень благодарен, если бы эта сложная задача решалась в тесном сотрудничестве с инвесторами, что помогло бы создать баланс интересов государства и инвесторов, защитить окружающую среду», — отметил Зукоски.

Автор: Виталий КНЯЖАНСКИЙ

По материалам: «День»