Украина — полигон для отработки технологий добычи сланцевого газа

30 Май

Пожалуй, в современной мировой энергетической отрасли нет более спорной и неоднозначной темы, чем добыча сланцевого газа, а точнее, добыча газа из плотных пород методом гидроразрыва пластов (fracking). С одной стороны, мы видим бесспорный триумф американской газодобывающей отрасли. С другой, до сих пор не известно в точности, какова цена этого триумфа, прежде всего, для окружающей среды, и как долго продлится американская «сланцевая революция».

Отношение правительств многих стран к разработке сланцевых месторождений можно передать поговоркой «и хочется, и колется». Украина включилась в «сланцевую гонку» относительно поздно. Вполне возможно, что нашей стране в ней уготована роль первопроходца и испытательного полигона, который должен продемонстрировать все преимущества и недостатки, связанные с добычей сланцевого газа в густонаселенной Европе.

Газовые революционеры

Что же такое сланцевый газ — опасный для здоровья людей и окружающей среды спекулятивный пузырь, «надутый» средствами массовой информации, или богатый источник доступной и дешевой энергии, способный положить конец гегемонии немногих газодобывающих стран? Хотя сланцевый бум продолжается уже несколько лет, однозначного ответа на этот вопрос нет до сих пор. В различных странах мира, включая даже США, сланцевый газ вызывает неоднозначное и противоречивое отношение.

Не стала исключением и Украина, где мнения экспертов и общественности также разделились. Из двух соглашений по разделу продукции, заключенных в прошлом году с западными нефтегазовыми гигантами, одно, по Юзовской площади, согласовано с областными советами, а корпорация Shell уже в ближайшие месяцы намерена пробурить первую поисковую скважину в Близнюковском районе Харьковской области.

Другое, по Олесской площади, пока повисло в воздухе из-за противодействия со стороны Львовского и Ивано-Франковского облсоветов. Компании Chevron приходится убеждать общественность и местных политиков в том, что ее действия не нанесут неприемлемого ущерба окружающей среде.

Весомым аргументом в пользу сланцевого газа являются результаты разработки месторождений в США. Объем добычи этого ресурса увеличился с менее 16 млрд куб м в 2005 г. до 240 млрд куб м в 2011 г., в настоящее время разработка сланцевых месторождений дает США почти 40% природного газа.

Обильные поставки дешевого энергоносителя привели к реорганизации американской электроэнергетики, в которой в последние годы резко упала доля угля, а строительство новых ядерных реакторов стало фактически ненужным. Более того, по данным ряда американских СМИ, снижение стоимости энергии привело к повышению конкурентоспособности национальной промышленности и даже создало условия для реиндустриализации США.

В последние месяцы ряд крупных компаний сообщили о планах создания новых производственных мощностей в США. Немецкая химическая корпорация BASF, с 2009 г. инвестировавшая в США около $5.7 млрд, в марте 2013 г. объявила о готовности перенести за океан часть своих европейских производственных мощностей, если правительства стран Евросоюза не предпримут мер по кардинальному снижению стоимости природного газа в Европе. Руководителей BASF, одной из тех компаний, что составляют элиту немецкой промышленности, можно понять. Сегодня природный газ, являющийся важнейшим сырьем для корпорации, стоит в США примерно в 4 раза меньше, чем в Германии.

С начала этого года в США было анонсировано несколько крупных проектов, в которых низкие цены на газ играют решающую роль. Южноафриканская компания Sasol сообщила о возможном инвестировании $7 млрд в строительство в США крупного комплекса по производству этилена. Аналогичное производство в американском штате Техас планирует создать тайваньская Formosa Plastics. Японская нефтеперерабатывающая компания Idemitsu Kosan при поддержке торгового дома Mitsui & Co рассматривает вариант строительство в США нефтегазоперерабатывающего завода, 30% продукции которого будет экспортироваться в Европу и Восточную Азию. Египетская Orascom Construction Industries строит завод по производству удобрений стоимостью $1.4 млрд в штате Айова.

Таких примеров можно привести много. По оценкам американской Национальной ассоциации производителей, при условии сохранения относительно низких внутренних цен на газ и отсутствия новых законодательных ограничений до 2025 г. в промышленности США может появиться до миллиона дополнительных рабочих мест.

Американским компаниям благоприятствуют не только дешевый газ, но и низкие тарифы на электроэнергию. На восточном побережье США она в конце марта текущего года обходилась промышленникам, в среднем, в $40/МВтч, в то время как в Германии — примерно в $60/МВтч, а в Великобритании — почти в $100/МВтч.

Не удивительно, что американское «промышленное лобби» резко возражает против экспорта американского сланцевого газа в Европу, опасаясь, что это приведет к росту цен на газ внутри страны и лишит американцев важного конкурентного преимущества.

Тем не менее, несколько американских компаний уже получили разрешение на экспорт газа, а одна из них — Cheniere — уже заключила контракт с британской Centrica на поставку 2.5 млрд куб м газа в год на протяжении 20 лет. Причем базовая цена этого газа составит немногим более $300 за 1 тыс куб м.

Естественно, многие европейские промышленники и политики выступают за скорейшую разработку сланцевых месторождений Старого Света. В частности, убежденным сторонником этой точки зрения является еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер. По его словам, европейским странам нужно добывать достаточно сланцевого газа, чтобы компенсировать сокращение выработки на традиционных месторождениях и снизить зависимость от импорта. В пользу добычи сланцевого газа в Европе высказывается и Энн Гловер, главный научный консультант Президента Европейской комиссии Жозе Мануэля Баррозу.

В этом году важный шаг, направленный на стимулирование разработки сланцевых месторождений, сделало правительство Великобритании. По словам министра финансов Джорджа Осборна, на компании, ведущие эту деятельность, планируется распространить льготный налоговый режим, подобный тому, что был введен в 2009 г. для облегчения эксплуатации небольших нефтяных и газовых залежей. Газодобывающие компании получат право переносить часть расходов, понесенных на начальных этапах реализации проектов, на более поздние сроки, и тем самым сокращать налогооблагаемую прибыль. Согласно подсчетам компании Deloitte, это равносильно снижению налоговой ставки вдвое.

Кроме того, Д.Осборн обещает к середине т.г. разработать механизм, который повысил бы заинтересованность местных общин в реализации проектов по добыче сланцевого газа. По мнению ряда специалистов, отсутствие такого механизма является одной из главных причин торможения сланцевых проектов в странах континентальной Европы, в частности, в Германии и Польше. Согласно действующим законам европейских стран, местное население не получает никаких преимуществ от того, что в непосредственной близости от их домов и полей ведется добыча полезных ископаемых, но зато имеет все неприятности.

По словам Д.Осборна, в Великобритании рассматриваются варианты предоставления местным общинам налоговых льгот, которые, как предполагается, должны компенсировать людям неудобства от ведущейся рядом добычи газа. Правда, это предложение вызвало критику со стороны ряда британских политиков и общественных деятелей, которые заявляют, что так правительство будет поддерживать за государственный счет прибыли частных компаний, причем, возможно, не только британских, которые «просто напакостят и уйдут».

Впрочем, для британских властей сланцевый газ в определенном смысле представляет собой соломинку, за которую хватается утопающий. Традиционные месторождения газа в британском секторе Северного моря истощаются с пугающей скоростью, а замены им нет. Да и альтернативы газу никакой нет.

Строительство атомных реакторов, которые должны заменить выводимые из строя устаревшие угольные энергоблоки, наталкивается на ряд серьезных препятствий. Массовое строительство ветроэлектростанций будет стоить сотни миллиардов фунтов, причем ветроэнергия ненадежна и пока что дорогая.

В результате, потребление газа в Великобритании в дальнейшем останется высоким. При этом Норвегия в обозримом будущем не собирается расширять добычу, а закупки сжиженного газа (LNG) на мировом рынке считаются недостаточно предсказуемыми и надежными. В прошлом году британцы даже поднимали вопрос о возможной организации поставок российского газа по третьей ветке Nord Stream. Так что, сланцевый газ может решить многие проблемы страны.

В то же время, крупные британские компании пока не торопятся с реализацией проектов в данной области, считая их слишком рискованными. И в самом деле, крупнейший игрок на британском рынке сланцевого газа, компания Cuadrilla Resources, большая часть акций которой принадлежит британским и американским инвестиционным фондам, с 2007 г. инвестировала около GBP100 млн, но пока не получила от них отдачи.

По мнению ряда экспертов, без широкой государственной поддержки разработка сланцевого газа в Европе будет вообще невыгодной. Залежи здесь находятся на большей глубине, чем в США, экологические требования более жесткие, европейским разработчикам не будет хватать оборудования и квалифицированного персонала.

К тому же, в густонаселенной Европе будет гораздо труднее бурить тысячи скважин, необходимых для крупномасштабной разработки сланцевых месторождений, и тянуть сотни километров труб, связывающих их между собой и с магистральными газопроводами. Не зря Shell и Chevron в Украине получили просто беспрецедентные для Европы льготы и преференции, а в Польше крупные компании, приобретшие лицензии на разведку сланцевых месторождений, ведут длительные переговоры с правительством, требуя для себя более благоприятных условий, в частности, снижения планки экологических стандартов.

При этом не следует забывать, что против добычи сланцевого газа можно привести не меньше аргументов, чем за. Даже в США, где уже состоялась успешная «сланцевая революция», общая картина выглядит весьма неоднозначно.

Издержки производства

О небезопасности добычи сланцевого газа для экологии говорят уже не первый год. Периодически в США появляются разоблачительные публикации в СМИ, а в 2010 г. был снят нашумевший документальный фильм Gasland, рассказывающий о негативных последствиях проведения гидроразрывов пластов на ряде американских месторождений. Нефтегазовые компании называют его пропагандистским и тенденциозным, обвиняя создателей фильма в подтасовке фактов, однако вынуждены признавать, что имиджевую кампанию они все-таки проигрывают.

Немалую роль в этом сыграло то, что в 2005 г., как раз накануне сланцевого бума в США, в стране было принято новое энергетическое законодательство, согласно которому нефтегазодобывающая отрасль (единственная в стране) была выведена из-под действия Clean Water Act — американского закона о защите водных ресурсов. Конечно, «не пойман – не вор», но то, что на разработчиков сланцевых месторождений фактически не распространяются весьма жесткие в США требования о защите окружающей среды, не может не наводить на определенные размышления.

Экологические мотивы играют основную роль в создании негативного отношения к добыче сланцевого газа в ряде стран Европы. Экспертов и общественность больше всего беспокоит возможность утечки химикатов, используемых при гидроразрыве пластов, в подпочвенные воды. И основания для этого есть. Так, проведенное в декабре 2011 г. исследование специалистов из Кильского университета показало наличие в водных источниках возле того места, где проводился экспериментальный гидроразрыв пласта, ядовитого и чрезвычайно канцерогенного бензола, содержание которого более чем в 800 раз превысило максимально допустимый уровень.

Результаты этого исследования стали одной из важнейших причин введения запрета на использование технологии гидроразрыва в немецкой земле Северный Рейн – Вестфалия, где, судя по всему, содержатся крупнейшие запасы сланцевого газа в Германии. Другое исследование, проведенное в 2012 г. в американском штате Колорадо, выявило повышенную опасность раковых заболеваний для людей, проживающих на расстоянии около полумили (800 м) от скважины, через которую осуществлялся гидроразрыв. По данным исследователей, утечка химикатов происходит в 43% скважин.

Сегодня, помимо ряда немецких земель, мораторий на проведение гидроразрыва пластов действует во Франции, Нидерландах, Люксембурге, Чехии и Болгарии. В Австрии экологические требования, связанные с добычей сланцевого газа, настолько высоки, что делают ее заведомо нерентабельной. В то же время, Румыния недавно сняла такой запрет, а в остальных странах Европы не существует каких-либо ограничений на разработку сланцевых пластов.

Представители нефтегазодобывающих компаний, со своей стороны, заявляют о наличии в их арсенале совершенных природоохранных технологий, практически гарантирующих непопадание опасных химикатов в подземные водные источники. Однако даже при соблюдении самых жестких требований, эту деятельность трудно назвать совершенно безопасной.

Основная проблема заключается даже не в гидроразрывах как таковых, а в том, что для разработки сланцевых месторождений нужно постоянно бурить тысячи скважин. Средний срок их эксплуатации составляет всего два года, после чего добыча падает чуть ли не по экспоненте. В США, по некоторым данным, пробурено уже порядка 200 тыс скважин, и даже при их «кустовом» расположении необходимо выводить из оборота сотни и тысячи гектаров земель. При этом каждая скважина — это забетонированная площадка с времянками для рабочих, трубопроводы, дороги, по которым перемещается тяжелая техника.

В общем, велика вероятность в итоге получить, вместо сельскохозяйственных угодий, образцовый промышленный пейзаж, возвращение которого в изначальное состояние потребует огромных затрат (если это вообще будет возможно). Именно эти опасения, а не только боязнь загрязнения водных источников, чаще всего являются основой для общественных протестов против добычи сланцевого газа в Польше.

Не полностью ясна и экономическая составляющая сланцевых проектов. Известно, что в США реальная себестоимость добычи сланцевого газа составляет не менее $140-170 за 1 тыс куб м, а с учетом всех накладных расходов и стоимости капитала необходимо продавать газ «со скважины» не менее чем по $200-225 за 1 тыс куб м. Компания Chesapeake Energy, лидер американского рынка сланцевого газа, в последние годы терпит большие убытки, курс ее акций упал в четыре раза по сравнению с пиком в 2008 г.

По данным ряда специалистов, в последние месяцы американские компании усиленно распродают свои сланцевые активы иностранным компаниям, а некоторые СМИ полагают, что на этом рынке под прикрытием обильного пиара надувается новый спекулятивный пузырь. И то, что многие компании и инвестиционные фонды продолжают инвестировать в добычу сланцевого газа, еще ничего не значит.

В конце концов, с начала прошлого десятилетия в США уже было два примера невиданных бумов, заканчивавшихся крахом. В первом случае это были интернет-компании, акции которых сначала взлетели до небес, а затем рухнули весной 2001 г., а во втором — пирамида деривативов, в основании которой лежали ипотечные кредиты. Она развалилась с огромным шумом осенью 2008 г.

Падение цен на газ уже привело к прекращению роста его добычи в 2012 г. Трудно сказать, что произойдет дальше, так как американский бизнес все больше ориентируется на добычу сланцевой нефти, стоимость которой остается на высоком уровне. Учитывая мизерный жизненный цикл газовых скважин на сланцевых месторождениях, не исключено, что спад в этой отрасли начнется уже в 2013-2014 гг.

Так или иначе, все специалисты сходятся в том, что в Европе добывать сланцевый газ будет сложнее и намного дороже, чем в США, в силу более сложных геологических условий, дефицита свободных земельных участков, более жестких экологических требований и других факторов. Может вообще оказаться, что такая добыча будет нерентабельной. Следует отметить, что прошлогодний уход ExxonMobil из Польши, где она так и не нашла заслуживающих разработки запасов сланцевого газа, существенно ухудшил настроение участников отрасли.

Кстати, не торопятся разрабатывать свои сланцевые месторождения и китайцы. По данным US Geological Survey, запасы сланцевого газа в Китае еще больше, чем в США, и могут превышать 36 трлн куб м, но большая их часть расположена в горной местности в провинции Сычуань и в пустынях Синцзяна. Добывать там газ будет очень сложно и дорого из-за отсутствия дорожной сети, линий электропередачи и воды. В конце марта этого года Shell заключила договор с местной нефтегазовой компанией CNPC, в соответствии с которым американцы инвестируют $1 млрд в изучение возможностей добычи нетрадиционного газа в Китае, но большие надежды на это соглашение не возлагает ни одна из сторон.

Вот и получается, что в первых рядах среди потенциальных добытчиков сланцевого газа оказываются страны, которые либо находятся в отчаянном положении, либо вкладывают в эти проекты не столько экономический, сколько политический смысл. К первым относится Великобритания или Индонезия, которая собирается до конца этого года предложить разработчикам первые четыре участка на острове Суматра. В этой стране, пока что являющейся третьим по величине экспортером LNG в мире, традиционная добыча падает. В результате, по прогнозам местных специалистов, уже в 2018 г. Индонезии придется перейти к импорту LNG, чтобы удовлетворять собственные потребности. В то же время, запасы сланцевого газа в стране оцениваются более чем в 16 млрд куб м. Вторые, естественно, это Польша и Украина, для которых «газовый» вопрос приобрел статус национальной паранойи.

В целом в Европе сейчас доминирует точка зрения, согласно которой нужно немного подождать с разработкой собственных сланцевых месторождений и посмотреть, что получится у Польши с Украиной. Таким образом, на нашу страну ложится почетная, но и довольно рискованная миссия первопроходца, на примере которого будут испытываться новые приемы добычи сланцевого газа в более сложных условиях, чем в США. При удачном исходе это даст нам существенный выигрыш, но на нас же одновременно будут валиться и все шишки, а учиться нам (вернее, Shell и Chevron) придется исключительно на собственных ошибках.

Безусловно, время рано или поздно расставит все по местам и даст ответы на все сегодняшние вопросы. Но насколько благоприятными будут эти ответы по отношению к нашей стране, мы пока не знаем. И не узнаем, пока не увидим все на собственном практическом опыте.

Автор: Виктор Тарнавский

По материалам: UaEnergy