Почему низкие тарифы это плохо?

17 Ноя

Руководитель европейской инициативы «Соглашение Мэров-Восток» Святослав Павлюк рассказал в интервью Gazeta.ua, как сэкономить на коммунальных услугах и, почему низкие тарифы вредят.

Можно было поднимать тарифы постепенно?

Еще в начале 2014 года правительство обнародовало графики повышения цен на энергоресурсы до уровня рыночно обоснованных. Предупреждали, что к 2017 году мы выходим на рыночные тарифы, поэтому это не является такой уж неожиданностью.

Украина обещала кредиторам поднять тарифы еще с 2008 года. МВФ и Евросоюз, которые нам давали и дают деньги, требовали, чтобы правительство сократило расходы, чтобы население начало за себя платить. Иначе нам не из чего будет кредиты вернуть.

Раньше счет состоял из двух частей: две трети платило государство, треть — население. Теперь государство сократило дотации, которые давало производителям энергии.

Оно не в состоянии и дальше дотировать энергетику в прежних объемах и не должно этого делать. Применять тарифы как инструмент социальной помощи нельзя. Это инструмент экономики. Инструментом социальной политики являются субсидии.

Почему тарифы нужно и дальше поднимать?

В прошлом году государство и бизнес субсидировали энергетику на около 160 миллиардов гривен. Это треть национального бюджета. Ни одна страна мира такого не допускает расточительства.

Нацбанк напечатал 113 миллиардов гривен только на поддержку «Нафтогаза». «Дешевый газ» нам стоил 460 миллионов в день. При этом война на Донбассе, по словам премьера Яценюка, обходилась в 85 миллионов в день.

Не может фирма, которая покупает газ за рубежом по 340 долларов, продавать его населению по 60 и быть прибыльной. Когда компания покупает ресурс дорого, а продает дешево, разницу компенсирует государство.

В январе этого года 90% валютных интервенций Нацбанка ушло на покупку газа за рубежом. Это и есть ответ на вопрос, почему доллар такой дорогой, и почему газ, купленный за дорогой доллар, тянет вверх цену в гривне.

Главная проблема — высокое энергопотребление домов. В 2,5-3 раза больше, чем в домах того же типа в странах ЕС. Поэтому задача номер один — сокращение потребности в энергии без сокращения комфорта.

Потребление электроэнергии

Это можно сделать через программы энергоэффективности: ставить индивидуальные тепловые пункты, модернизировать внутренние сети, утеплить стены и окна. Эти меры имеют определенный период окупаемости, но если тариф искусственно занижен, то мотивации к энергосбережению нет.

Также должен быть тотальный учет.

Но поставщики так и не установили теплосчетчики в многоэтажках, счетчики на газ. Учет им не выгоден?

Тариф состоит из затрат, расходов и потерь в сети. Потери по теплу в сетях достигают 25-40%, а потери по воде — до 70%. Есть исходный учет, но нет на входе в дом и вы не знаете, сколько к вам дошло из того, что вышло из котельной. Это позволяет поставщику манипулировать.

Надо принять закон о коммерческом учете. На сегодня закон «Об учете газа» обязывает всех потребителей, имеющих газовую колонку и плиту, установить за деньги поставщика счетчик до 1 января 2016 года, а тех, кто имеет только плиту — до 1 января 2018 года.

То же самое должно быть с учетом воды и тепла. Но в законе не указаны четкие рамки, когда их должны установить.

Сейчас есть два законопроекта — Агентства по энергоэффективности и Реанимационного пакета реформ, но ни один не зарегистрирован.

Что было сделано для повышения энергоэффективности за последний год?

Для замещения традиционных ресурсов возобновляемыми источниками энергии (твердое топливо, солнечная энергия и тому подобное) принят закон, который уравнял права поставщиков биоэнергии, биотоплива с газом. То есть теперь котельные системы такого типа устанавливаются по упрощенной процедуре.

Что же касается энергоэффективности, наибольшим достижением является принятие закона об основах права собственности в многоквартирном доме и закон о ESCo (закон о энергосервисных компаниях — ред.).

Первый устанавливает ответственность владельцев квартир, которые являются совладельцами дома, за обслуживание совместных систем и частей дома. Он объясняет, что ремонт и утепление дома — задача жителей. Они должны сами создать ОСМД, провести аудит, сделать технический проект, взять кредит и начать экономить.

Последний еще не работает, потому что нет многих подзаконных актов.

Сейчас в многоэтажках частично снаружи утепляют квартиры. Эффективно ли это?

Утепление делают по трем причинам: чтобы было теплее, чтобы уменьшить счета и, чтобы было красиво.

Если в вашей квартире недостаточно тепло — значит, вы платите за тепло, которое вам не поставляется, что-то не так с системой теплоснабжения, или ваш поставщик обманывает.

Если счетчика нет, а их нет в 70% домов, счета утепление не сократит.

И в-третьих, фрагментное утепления выглядит страшно — делается разного цвета, толщины, и тому подобное.

Отдельную квартиру утеплять нельзя. Это делается не так качественно, как на большом объекте. Крупные профильные компании поставляют более качественные материалы. Если делать фрагментное утепление, рискуете — может попасть вода, появиться грибок, пенопласт может трескаться и ломаться.

Утеплять жилье нужно по государственными строительными нормами. С сентября действует руководство по термомодернизации (с 1 октября 2015 года действует национальный стандарт ДСТУ «Руководство по выполнению термомодернизации жилых домов» — ред.), которое регламентирует, как это делать. Но оно, к сожалению, платное. Большинство вообще не знает о нем и делает утепление, как хочет.

С одной стороны, правительство через Агентство по энергоэффективности государство частично компенсирует кредиты на утепление, а с другой — такие документы остаются закрытыми.

Государство также могло бы разработать проекты, как лучше всего утеплить тот или иной тип дома. Вместо этого каждое ОСМД вынуждено самостоятельно заказывать проектно-сметную документацию.

На сколько перспективным является переход на электроотопление, эта тенденция не умрет вслед за газификацией?

Газификация населенных пунктов за государственные средства вообще не имела экономического смысла. Это должно было делаться за деньги частных облгазов, которые де-факто продают газ населению и на этом зарабатывают, получив в пользование газопроводы.

В то же время ни одна страна ЕС не поощряет установку электроотопления как такового. Его применяют вместе с тепловым насосом, который берет энергию из среды и закачивает в дом.

Электроотопление имеет смысл, если в вашем регионе есть, например, много ветряной или солнечной электрогенерации и избыток нельзя переслать в общую сеть.

В целом же в стране нехватка электрогенерации. Мы покупаем электроэнергию из России, поэтому я бы не поощрял к электрическому отоплению.

Кроме того, тарифы на электричество будут расти. В недалекой перспективе будут не ниже, чем для промышленности.

Вытеснят ли твердотопливные котлы газовые и электрическое отопление?

Установка твердотопливных котлов не является энергоэффективностью. Это замена одного вида топлива на другое. Однако они повышают энергетическую безопасность: если газа не будет, все равно будет тепло. Сейчас такое отопление дешевле, но будет дорожать с увеличением спроса.

В Украине относительно невысокая лесистость — 16% против более 50% в Австрии, но можно использовать отходы сельского хозяйства.

Доля возобновляемых источников будет расти и это правильный процесс.

Успели ли люди подготовиться к зиме, какие регионы лидируют?

В течение последних 10 лет промышленность, бюджетная сфера сократили потребление газа на 40-50%. Не сокращало только население.

Однако в прошлом году уменьшило на 12%. Высокая цена газа делает проекты энергоэффективности окупаемыми.

Использование газа в Украине

Больше всего взяла кредитов по госпрограмме энергоэффективности Западная Украина. При этом Львовская область — в 4 раза больше, чем соседние. Там ввели доплату из местного бюджета на компенсацию кредитной ставки. Луцкий горсовет компенсирует 15% из 25%-й ставки.

Черкассы в прошлом году взяли кредит у ЕБРР и установили индивидуальные тепловые пункты, которые регулируют отопление в теплые и холодные дни. Получили чистую экономию в межсезонье 18-40%. Период окупаемости — три года.

С другой стороны есть негативный опыт. Винница модернизировала котельную за деньги ЕБРР, а население начало утепляться, меньше потреблять и, соответственно, меньше платить. Теперь у коммунального предприятия проблемы с выполнением обязательств перед банком.

В «Нафтогазе» планируют обсудить с МВФ снижение тарифов, если цена импортного газа упадет ниже 209 долл.

Политика государства должна заключаться не в том, как сделать газ дешевле, а в том, как сделать доступнее программы по энергоэффективности. Если импортный газ подешевеет, разницу следовало бы направить именно на термомодернизацию, на доступность кредитов, а не на снижение тарифов, иначе при следующем скачке цены люди вновь окажутся под ударом.

Перепост: gazeta.ua