Ольга Ракитова о развитии биоэнергетики в России

19 Авг

Правительство РФ утвердило План мероприятий по созданию благоприятных условий для использования возобновляемых древесных источников в производстве тепловой и электрической энергии. Исполнительный директор НП «Национальный Биоэнергетический Союз» Ольга Ракитова рассказала о нынешнем состоянии отрасли и о том, как предложенные меры скажутся на развитии биоэнергетики в стране.

 – Ольга Сергеевна, как вы оцениваете нынешнее состояние биоэнергетики в России? Есть ли хоть какая-то положительная динамика в этой отрасли?

– Существующие в России производственные мощности позволят выпускать 3 млн. тонн топливных гранул из древесины. Самое крупное производство не только в России, но и в Европе, находится в Ленинградской области на границе с Финляндией – это Выборгская лесопромышленная корпорация. Самое «дальнее» от Москвы производство было запущено в 2012 году в Хабаровском крае – СП «Аркаим». Вся продукция этого производства экспортируется в Южную Корею. Корейский рынок набирает обороты, правительство этой страны взяло на себя строгие обязательства по использованию биотоплива в энергетике. Предприниматели и чиновники из Южной Кореи часто «навещают» Россию с целью организации совместных пеллетных производств. Проводятся переговоры в сибирских регионах и на Дальнем Востоке.

В целом в России сейчас идет переориентация с европейского на азиатский рынок. В Европе, к сожалению, крупнейшие потребители биотоплива, например, такие страны, как Нидерланды, сворачивают программы государственной поддержки, что приводит к снижению спроса на топливные гранулы. Так, Выборгская лесопромышленная корпорация, показавшая «чудеса роста» в 2012 году (экспорт, согласно таможенной статистике, составил 700 тысяч тонн), за первые полгода 2013 года выпустила в десять раз меньше пеллет, чем за аналогичный период прошлого года. Здесь проблемы и с обеспечением сырьем, и, вероятно, технологические, но также нельзя не учитывать и снижение спроса на промышленные пеллеты. При этом в Европе растет потребность в «белых» потребительских гранулах, которые используют в частных домовладениях. Но здесь местные жители отдают предпочтение продукции своих же заводов.

По брикетам в России ситуация немного иная. Хотя значительная доля брикетной продукции экспортируется, в стране формируется устойчивый рынок потребления. Брикеты можно увидеть теперь уже практически в любом супермаркете в крупных городах. Люди покупают их для дачных печей, пикников и т.п.

– Насколько, на ваш взгляд, необходимы этой отрасли господдержка и регулирование?

– Конечно, поддержка нужна. Давайте возьмем пример Австрии. Сегодня около 20-30% энергетической потребности этой страны удовлетворяется за счет биомассы, в основном в виде древесного топлива. А еще в 2009 году Австрия зависела от импорта ископаемых энергоресурсов почти на 90%. В 1970 году Австрия импортировала  33% необходимого природного газа, 69% нефти и 73% угля, затем потребность в импорте ресурсов значительно выросла – в 2009 году страна вынуждена была импортировать 80% природного газа, 92% нефти и 100% угля.

Эта страна осуществила быстрый переход на древесные ресурсы. Какие меры государственной поддержки там применяются? Как говорят австрийцы: кнут и пряник. Это и субсидии для промышленных предприятий и частных домовладельцев, и жесткие законы, требующие использования определенного количества биотоплива в энергетике.

– Один из первых пунктов в Плане – изучение зарубежного опыта в этой сфере. Какие страны, кроме Австрии, могут нам подсказать, в каком направлении двигаться?

– Еще год назад сказала бы: «Посмотрите на опыт Нидерландов». Сегодня я не стала бы называть опыт этой страны положительным. Как только правительство отказалось от программы поддержки использования биотоплива, потребление древесных гранул снизилось на 41% всего за один квартал 2013 года. Наверное, нам стоит смотреть не на безлесные  голландские высоты, а на страны, где лесной комплекс занимает достойное место – Финляндия, Швеция, Австрия, Германия.

Скандинавия активно переходит на использование биотоплива. Швеция хочет вообще отказаться от ископаемых источников энергии и получать энергию только из возобновляемых источников энергии и биотоплива. Финляндия традиционно была сильна  в передовых лесных технологиях, использовании щепы, поэтому для финнов это само собой разумеющийся шаг. Австрийцы и немцы двигаются к цели в области использования древесного топлива с немецкой педантичностью и аккуратностью.

– Российские власти предлагают сформировать реестр мазутных котельных в стране с целью перевода их на местные возобновляемые источники топлива. У вас есть представление – столько в стране таких котельных и есть ли резон и возможности переводить их с мазута на пеллеты, например?

– Искать ответ на этот вопрос будут около 10 различных министерств и ведомств. Данный пункт в плане наиболее широкий и всеообъемлющий. Если есть такое поручение, значит, у нас еще нет реестра в стране! Что касается резона – переводить или не переводить на пеллеты, – в каждом регионе будет просчитываться рациональность данного дела. Например, Вологодская область. Несколько лет назад региональный лесной департамент заявлял о десятке пеллетных заводов в регионе, в Интернете и СМИ есть списки этих заводов. Но вот вопрос – а продукция-то их где?! Есть мощности, есть сырье, поскольку в регионе достаточное количество неликвидной древесины, но вот выпуск продукции нерентабелен, так как на экспорт возить слишком далеко. Значит, в регионе можно построить определенное количество пеллетных котельных и использовать там гранулы, которые будут производиться на законсервированных сегодня заводах.

– Правительство РФ готово определить 5 регионов страны, в которых будут реализованы пилотные проекты по развитию внутреннего рынка биоэнергетики. Какие, на ваш взгляд, регионы могли бы войти в этот список и почему?

– Я считаю, что это должны стать регионы Северо-Запада России, сибирские лесные области и, возможно, какой-то регион на Дальнем Востоке. То есть, с моей точки зрения, следует выбрать по 1-2 области в каждом «лесном» федеральном округе.

– План правительства РФ предполагает разработку поправок в лесное законодательство для стимулирования работы отрасли. В частности, государство готово пойти на безвозмездную передачу древесины, потерявшей качественные свойства, для использования в качестве источника получения энергии. Кроме того, компаниям, которые будут строить новые котельные на биотопливе, будут субсидировать процентные ставки по кредитам. Насколько эти меры господдержки являются достаточными, чтобы дать отрасли хороший толчок для развития?

– Сегодня сказать сложно, как это приживется на российской земле. Выглядит все красиво на словах, а как на деле-то пойдет?

– Кроме мер поддержки со стороны властей предусматриваются и меры жесткого регулирования. Так, регионам, в которых есть достаточная лесосырьевая база, хотят запретить строить котельные на углеводородах. Насколько такая мера поможет развитию внутреннего рынка и более глубокому освоению лесных ресурсов?

– Интересно будет посмотреть на угольщиков и нефтяников, которым скажут, что «нельзя строить котельные на углеводородах». Мне кажется, что наша углеводородная отрасль пока еще намного сильнее лесной, ведь для экономики России нефть – это источник процветания. Так что запретить тому, на ком держится страна, «что-то делать» выглядит довольно странно. Это получается, что мы рубим даже не сук, на котором сидим, а целое дерево… Хотя мера интересная, и возможно, что при определенных ситуациях в процессе переговоров с нефтяниками и угольщиками удастся распределить сферы интересов между углем, мазутом, газом и древесиной.

– Чтобы стимулировать развитие отрасли, власти готовы включать биоэнергетические проекты в перечень приоритетных инвестиционных проектов и даже разработать для этого специальные критерии. Какие, на ваш взгляд, критерии здесь должны быть главными?

– На мой взгляд, эти проекты должны быть необходимы региону, то есть решать экологические, экономические и социальные проблемы региона, в котором они реализуются. А что касается предприятий, то, конечно же, они должны быть полного цикла – от заготовки леса до утилизации отходов (т.е. производства брикетов, щепы, пеллет).

– И последний вопрос: на ваш взгляд, являются ли меры, предложенные в правительственном плане, исчерпывающими?

– Никогда нельзя говорить, что меры исчерпывающие. Создана рабочая группа в Рослесхозе по развитию биоэнергетики в стране. Она будет выявлять слабые и сильные места и направлять свои предложения в правительство. Надеюсь, что уже к 2014 году мы увидим готовую систему поддержки биоэнергетической отрасли страны.

Беседовал Иван Якубов

По материалам: Лесные вести