Ядерная безопасность требует публичности

12 Апр

На фоне последних бурных событий в отечественном энергосекторе ядерная энергетика остается наиболее стабильным звеном. На прошлой неделе стабильный статус «мирного атома» только упрочился. Как известно, НКРЭ с 1 мая повысила закупочную цену на электроэнергию НАЭК «Энергоатом» на 20,5% — до 27,82 копеек за 1 киловатт-час.

Напомним: на протяжении последнего года представители НАЭК неоднократно заявляли, что для «полного счастья» в виде возможности реализации производственных, инвестиционных и социальных программ им необходим тариф 27,3 копейки.

От «полного счастья» теперь, правда, следует отнять потери «Энергоатома» от падения гривны при закупке ядерного топлива и импортных комплектующих. Хотя в целом кредитная нагрузка на бюджет компании, которая в 2013 году составляла порядка 50% товарного оборота НАЭК, существенно снизится. В частности, привлеченные дополнительно 2,3 млрд. гривен вследствие повышения тарифа можно буде направить на реализацию комплексной программы повышения ядерной безопасности, а также топливной программы.

С другой стороны, повышение цены на атомное электричество накладывает на «Энергоатом» определенные обязательства как на государственное предприятие и фактического монополиста, который в 2013 г. произвел 44% электричества в стране. Отныне если в интернете вдруг опять начнет гулять информация о подозрительных тендерных процедурах, проводимых НАЭК, за атомщиков станет совсем уж как-то неудобно. Это, во-первых. А во-вторых, «Энергоатому», в условиях лояльного к нему отношения со стороны новой власти и разблокирования тарифного вопроса, придется ответить на ряд ключевых задач, стоящих перед отраслью. Речь в первую очередь идет о достройке энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС и сооружении централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива (ЦХОЯТ). Нельзя также забывать об акционировании ядерной эксплуатирующей организации и разработке стратегии ее будущего развития.

Конечно, найти оптимальные сроки и способы разрешения перечисленных задач в один день невозможно – понадобится время. Пока же информационное пространство страны на прошлой неделе было заполнено проблемой диверсификации поставок ядерного топлива на украинские АЭС. Как заявил 25-го марта министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан, отраслевое ведомство считает необходимым пролонгировать контракт «Энергоатома» с Westinghouse на поставку в Украину американских топливных сборок для трех энергоблоков в год.

Собственно, ничего нового Юрий Васильевич не сказал. Аналогичные планы вынашивал и предыдущий топливно-энергетический блок правительства. Позиция госуправленцев в ядерно-топливном вопросе проста и объяснима: с точки зрения геополитической энергетической безопасности всегда лучше иметь двух поставщиков ядерного топлива на АЭС, чем одного. Тем более, если эти АЭС вырабатывают почти половину электричества в стране. В тоже время процесс адаптации американских тепловыделяющих сборок (ТВС) для работы в неприродных для них российских реакторах ВВЭР не может осуществляться без учета техногенной и экономической безопасности, которые вместе с геополитической являются тремя составляющими энергетической безопасности страны в целом.

Процесс адаптации американских тепловыделяющих сборок (ТВС) для работы в неприродных для них российских реакторах ВВЭР не может осуществляться без учета техногенной и экономической безопасности

Как неоднократно отмечал EIR Center, для Украины конечной целью является возможность эксплуатации топливных кассет Westinghouse и «Росатома» в смешанной активной зоне реактора. То есть, в перспективе можно конечно загрузить американским топливом полностью весь реактор, однако «Энергоатом» в этом случае вместо одного монопольного поставщика ТВС в лице «Росатома» получит двух монополистов, учитывая четырехлетний цикл эксплуатации современного ядерного топлива. Можно ли будет подобную энергетическую диверсификацию считать полноценной? – с геополитической точки зрения да. Однако если учесть технологический и экономический аспекты, для Украины в идеале гораздо выгоднее было бы получить возможность ежегодно загружать любой реактор свежей партией ядерного топлива любого производителя, будет то Westinghouse или ТВЭЛ (топливный концерн «Росатома») – без разницы.

Конечно, наиболее вероятным базовым поставщиком топливных кассет на отечественные АЭС станет собственный завод по фабрикации ядерного топлива, однако наличие самой возможности маневрировать между разными поставщиками без нанесения ущерба эксплуатационной безопасности на станциях позволит Киеву достичь истинных целей энергетической безопасности в ядерной энергетике.

В этой связи крайне важно, чтобы процесс доработки и последующего лицензирования американских топливных кассет ТВС-2W в соответствии с требованиями Госинспекции ядерного регулирования (ГИЯРУ) не оказался заложником политической целесообразности или определенных лоббистских устремлений. Конечно можно поменять председателя ГИЯРУ Елену Миколайчук на менее формалистичного или более «сговорчивого» руководителя (что и ожидается на этой неделе), однако о чешском опыте при этом забывать тоже не стоит. Как известно, чешским коллегам на АЭС «Темелин» несколько лет назад пришлось досрочно изъять сборки Westinghouse из полностью загруженной активной зоны реактора.

А еще в ходе принятия эксплуатационных решений в такой технологически сложной и небезопасной сфере как ядерная энергетика полезно прислушиваться к мнениям отраслевых экспертов. Некоторые из них на прошлой неделе поделились своими мыслями относительно диверсификации поставок ядерного топлива в Украину с исследовательским центром Ukrainian Axis.

В частности, как считает советник гендиректора ННЦ «Харьковский физико-технический институт» Михаил Уманец, вопрос поставки ядерного топлива в страну нельзя отрывать от вопроса его последующего вывоза.

«Ни Запад, ни Америка отработавшее ядерное топливо не примет. И Россия чужое отработавшее топливо, по всей вероятности, — тоже. А если не примет, тогда наши блоки проработают ровно столько, насколько будет возможность поставлять отработавшее топливо в приреакторные хранилища – даже не хранилища, а приреакторные бассейны. Насколько сейчас заполнены эти бассейны неизвестно, поэтому ответить на вопрос, сколько в данном случае проработают ядерные реакторы, нельзя. Это один из рисков, который надо решать комплексно», — считает господин Уманец.

Проблема, поднятая уважаемым в Украине ветераном ядерной отрасли, вполне актуальна. Возможно, ее удастся разрешить посредством сооружения ЦХОЯТ.

В свою очередь, по мнению председателя совета Международного центра «Энергетика и информатика XXI» Михаила Ватагина, в вопросе диверсификации ядерного топлива не стоит ограничиваться только самой сборкой.

«Обычно снижение зависимости от поставщиков ЯТ достигается не сменой изготовителя машиностроительной оболочки – тепловыделяющей сборки (ТВС), которая в стоимости готового продукта сама по себе занимает около 15%, а в распределенной закупке дорогостоящих компонентов ЯТ – природного урана и услуг по его обогащению, которые в совокупности определяют 80% цены. И это вполне естественно, поскольку диверсифицировать безопаснее и эффективнее то, что дороже и не оказывает заметного влияния на надежность эксплуатации. К тому же нынче у производителей избыток производственных мощностей по добыче и обогащению урана, то есть предложение заметно превышает спрос, и соответственно в этой части возможны преимущества», — говорит Михаил Ватагин.

В целом следует отметить, что мнения различных специалистов в Украине относительно использования топлива Westinghouse разнятся от ультрапессимистических до ультраоптимистических. Наличие подобной многоголосой палитры означает, что правительству при определении условий сотрудничества как с американцами, так и с россиянами, имеет смысл прислушиваться к аргументации всех заинтересованных и небезразличных сторон.

Автор: Олег Кильницкий

По материалам: eircenter.com