Сланцевый газ по-польски

13 Янв

В последние годы в связи с повышением стоимости газа некоторые страны, зависимые от российского импорта сырья, озаботились обеспечением своей энергетической безопасности. Не последнюю роль в этом играет добыча сланцевого газа, успешно зарекомендовавшая себя в США. Украина также последние два года пытается начать добычу нетрадиционного топлива на своей территории и к концу 2013 заключила два соглашения о разделе продукции с транснациональными компаниями Shell и Chevron. Добыча же в промышленных масштабах начнется не ранее 2015 года. Впрочем, рядом с нами находится страна, которая преуспела куда больше в этом направлении – Польша. Но там не все так гладко, как может показаться на первый взгляд.

Расчетная экономия

Западный сосед потребляет куда меньше топлива, нежели Украина. Для сравнения: в 2012 в Польше использовали 15,8 млрд куб. м ресурса. При этом в стране принята программа, предусматривающая сокращение этого объема до 15,4 млрд к 2020. Но, по оценкам специалистов Краковского университета экономики, показатель будет продолжать расти – к 2018 году спрос на газ в стране составит не менее 21 млрд куб. м. И около 70% обеспечивается за счет импорта российского сырья по среднегодовой цене в 415 долл./тыс. куб. м. По данным польского Министерства экономики, собственная добыча пребывает на уровне 4,3 млрд куб. м (чуть менее 30% годового потребления) и позволяет полностью покрывать спрос на газ со стороны населения.

Немудрено, что поляки задумались о возможности сократить свою зависимость от импортных поставок. С 2011 года здесь начали активную кампанию по началу добычи нетрадиционных углеводородов, в том числе сланцевого газа, запасы которого, по оценкам Управления энергетической информации США, могут быть наибольшими в Европе – 22,45 трлн куб. м, 5,3 трлн куб. м характеризуются как технически извлекаемые. Начало сланцевой лихорадки несколько умерило ожидания – по мере выполнения разведочного бурения оценки снизились, и теперь страна оценивает свои запасы сланцевого газа в 0,8-3 трлн куб. м. Глубина их залегания достаточно велика – в среднем около 4000 м против примерно 1500 м в США. При этом конечная цена сырья, заявленная добытчиками, находится на уровне от 200 до 321 долл./тыс. куб. м.

Как и Украина, Польша обратилась за сторонней помощью к иностранным агентам. В целом с июня 2010 до 2013 в проекте участвовали американские компании Exxon Mobil, Chevron и Conoco Phillips, канадские Talisman, Encana и Nexen, которые пробурили 48 поисковых скважин по всей стране. Первой свою помощь предложила компания Exxon Mobil, которая намеревалась начать промышленную добычу уже в 2012. Но, как видим, наши западные соседи и по сей день не начали промышленно добывать сланец. Хоть заместитель министра экологии и главный геолог Польши Петр Возняк и отмечает, что, по состоянию на начало декабря-2013 в стране пробурена уже 51 скважина, и еще 5 планируется закончить до конца года, а с 2014 ежегодно будут бурить 100-200 новых, работа в новом нефтегазодобывающем направлении идет со скрипом. Некоторые компании, которые начинали разведку сланцевых месторождений в Польше (например, Exxon Mobil, Marathon Oil и Talisman Energy), не смогли продолжить разработки. В самих компаниях СМИ неоднократно озвучивалась версия о неясных перспективах сектора.

Бюрократический бег с препятствиями

Изабелла Альбрехт, глава правления Института Костюшко, отмечает, что основными проблемами, препятствующими освоению нового ресурса, являются высокая стоимость геологоразведочных и добывающих работ на начальном этапе, отсутствие конечных данных по объему запасов сланцевого газа в Польше. Также проблемой является отсутствие необходимых технологий, требующее присутствия иностранных компаний, которые, в свою очередь, требуют налоговых льгот и уступок со стороны законодательства. Отдельно эксперт выделяет и проблемы с последним. Ее мнение поддерживают и в польской дочке, американской BNK Petroleum. Яцек Вроблевски, директор по развитию BNK Polska, отмечает постоянные изменения природоохранных норм, сложность ввоза в страну иностранного оборудования. «Это усложняет работу иностранным инвесторам – не каждый готов столкнуться с такими трудностями», – говорит он.

Активность проявляют также и локальные Orlen, PGNiG и Lotos. Польские коллеги транснациональных компаний на Европейской конференции по сланцевому газу, которая прошла в конце 2013 в Варшаве, отмечали, что такую неуверенность, прежде всего, вызывает законодательство. Только в июне-2013 власти упростили получение лицензии на работы на горизонте до 5000 м, сведя его срок к 1 году. Ранее за это же время можно было получить доступ только к 1000-метровой глубине, что немало оттолкнуло иностранных инвесторов. Что же касается налогообложения, здесь все еще сложнее – власти дружно уверяют о режиме налоговых каникул до 2020 года с последующим 40% обложением добытчиков. Сами же компании пока особых подвижек в законодательстве в этом направлении пока не видят.

Но без иностранных вливаний в страну не обойтись. К 2020 году Польша намерена инвестировать в геологоразведку и освоение сланцевых месторождений около 17 млрд долл. Согласно расчетам польских экспертов, чтобы добыча сланцевого газа достигла уровня 6 млрд куб. м за год, необходимо до 2025 года обеспечить инвестиции на 11 млрд долл., а для дальнейшего же наращивания объемов добычи до уровня 6,5 млрд куб. м в период до 2035 года необходимо ежегодно осваивать не менее 1,5 млрд долл.

Помимо бурения скважин, нужна и транспортная инфраструктура. Постройка новых трубопроводов для подключения промыслов сланцевого газа к имеющейся газотранспортной сети Польши также потребует немалых вливаний в размере около 500-600 млн долл.

Сама страна таких трат не потянет – только на одну сланцевую скважину требуется не менее 10 млн долл. В Краковской горно-металлургической академии подсчитали, что только для получения адекватной оценки запасов нетрадиционного ресурса потребуется 300 разведочных скважин, что потребует 3-4,5 млрд долл. вложений.

Природа подвела

Кроме денежной, есть и другая сторона – геологические условия также оказались далеки от совершенства. По словам П.Возняка, гидроразрыв пласта – ключевой этап в технологии добычи нетрадиционного газа – удалось провести только на 24 скважинах из 56. И не все дали отдачу – сносные результаты зафиксированы только на нескольких объектах. Первые результаты за три года западные соседи Украины получили только в июле прошлого года, и то, по уверениям представителей компаний-разработчиков, которые пожелали остаться неизвестными, суточный дебит скважин был далек от идеала. Только в конце июля компании Lane Energy Poland (дочка ConocoPhilips) удалось получить отдачу в 8 тыс. куб. м в сутки на одной из своих тестовых скважин на севере страны. Та же Exxon Mobil, по словам П.Возняка, отказалась от добычи сланца в июне 2012 именно из-за множества скважин-пустышек, признав добычу нерентабельной. «Когда Exxon ушла, нам пришлось передать концессию на их участок другой компании. Сейчас мы выдали всего 99 лицензий на разработку газовых площадей», – отметил чиновник. Но и при таких неутешительных результатах в польском Минэкологии не унывают. «Добыча сланцевого газа – все еще приоритетное направление нашей энергополитики. В 2013 году из бюджета выделят 500 млн долл. на развитие этого направления», – говорит П.Возняк.

Такие проблемы не способствуют разработке, несмотря на финансовую поддержку. По данным Польской ассоциации разведочной и добывающей промышленности (OPPPW), темпы бурения замедлились настолько, что польская программа по разведке сланцевого газа может растянуться во времени и до 2037 года.

Стэн Гродынски, предствитель HRH Geology, отмечает, что транснациональные компании могут столкнуться с дальнейшими трудностями в разработке добычи сланца. «Здесь нельзя внедрять технологии, которыми они привыкли пользоваться в том же США. Геология везде разная, здесь даже от региона к региону строение может существенно различаться, что потребует дополнительных изысканий и модификации технологических нюансов, начиная с бурения и заканчивая раствором для гидроразрыва», – говорит он. По оценкам эксперта, заявления о возможном выходе польских добытчиков нетрадиционного ресурса на промышленную добычу уже в новом, 2014 году, весьма далеки от реальности. «С учетом проблемности разработки и низкого дебита скважин ожидать какого-то ощутимого результата стоит не ранее 2015 года», – резюмирует С.Гродынски. И не факт, что все вложения себя окупят, а нетрадиционный газ для Польши не окажется всего лишь пустышкой.

Газовая политэкономика

Начать добычу сланцевого газа в промышленном масштабе Польше необходимо еще до 2019 года, поскольку именно через 5 лет польской национальной газовой компании PGNiG потребуется заключать новый договор на поставки газа от российского «Газпрома». И рост собственной добычи хотя бы до 10 млрд куб. м (с учетом обещанных сланцевых 6 млрд) стал бы неплохим козырем для торгов за цену, которая является одной из самых высоких в Европе. И понятно, что Россия не будет способствовать развитию новой технологии в стране-потребителе своего топлива. Но это уже вопросы геополитические.

Украина свой вопрос импорта топлива из РФ уже решила – в декабре стоимость газа на первый квартал-2014 была утверждена на уровне 268,5 долл./тыс. куб. м (в течение года этот показатель превышал 400 долл.). Но, несмотря на снижение стоимости российского ресурса, от развития сланцевой добычи у нас отказываться не намерены. Так, в декабре министр энергетики и угольной промышленности Украины Эдуард Ставицкий отмечал, что удешевление импортируемого из Российской Федерации газа в Украину не повлияет на ход реализации проектов по добыче сланцевого газа на востоке и западе Украины. В начале октября Shell, ведущая разработки на Юзовской площади, отметила, что получила первые результаты с пробной скважины. Вот только она находится не на территории месторождения, да и в компании предпочитают не называть суточный дебит получаемого газа. А учитывая польский опыт, еще неизвестно, окажутся ли эти сланцевые украинские проекты успешными.

Перепост: Энергетика Украины