Проблема строительства малых ГЭС в Карпатском регионе

26 Апр

Экологи подчеркивают: Украина производит достаточно электроэнергии как для внутренних потребностей, так и для экспорта. В чем целесообразность освоения энергии рек?

Экологической угрозой №1 в 2012 году природоохранники назвали намерения массового сооружения мини-ГЭС на карпатских реках. Малые ГЭС, отмечают экологи, обычно считают альтернативной, «зеленой» энергетикой — их мощность незначительная, а источник энергии — вода в реке — является восстанавливаемым. Впрочем, в Карпатах такие электростанции могут навредить экосистеме. В пример природоохранники ставят уже запущенную ГЭС на притоке Белого Черемоша в Ивано-Франковской области, где, по их словам, на отрезке в несколько сотен метров вода в русле почти исчезла. Среди прогнозируемых последствий строительства — гибель краснокнижных рыб, потеря туристического потенциала, снижение уровня грунтовых вод и увеличение опасности паводков. Поэтому весной 2012 года против строительства малых ГЭС начали активно выступать общественные активисты и жители карпатских сел. В Верховной Раде провели круглый стол, руководство Ивано-Франковской области временно приостановило все решения относительно строительства, но в конце 2012 года планы возобновили…

 МАЛЕНЬКАЯ ПОБЕДА

14 апреля в клубе села Черноголова Великоберезнянского района Закарпатской области было горячо. Председатель районного совета Роман Рогач вместе с инвесторами пытался объяснить жителям села преимущества и выгоды от строительства двух малых гидроэлектростанций на реках Быстрица и Лютянка, которые протекают недалеко от села. Вытирая со лба пот, чиновник убеждал людей, что ГЭС неподалеку от Черноголовы, в условиях экономического кризиса, не так уже и плохо. Намекал, что отказ от строительства может отразиться на поступлении средств в сельский бюджет. Однако психологическая атака провалилась. Более того, одна воинственно настроенная женщина, выкрикивала едва ли не после каждого выступления «агитаторов» фразу, которую остальные ее односельчане не озвучивали лишь из-за большой сдержанности: «Геть з нашого села!». В конце обсуждений за предложение дать согласие на сооружение мини-ГЭС в зале не поднялась ни одна рука. Это — первый в истории «малой электрификации» Закарпатья категорический отказ общины, несмотря на попытки давления на нее. Однако на этом не стоит ставить точку. Это — выигранная битва, а война еще впереди…

 ПОЛТЫСЯЧИ МАЛЫХ ГЭС ДЛЯ КАРПАТ

Уже несколько лет подряд экологи и местные жители выступают против идей власти и бизнесменов застроить украинские реки малыми гидроэлектростанциями. Согласно государственной программе, которая была принята несколько лет назад, в Украине планируется построить более пятисот таких станций разного размера.

В соответствии с современной международной классификацией по нормативу ООН, к малым гидроэлектростанциям относят микро-ГЭС — до 0,1 МВт; мини-ГЭС — до 1 МВт; малые ГЭС — до 10 МВт. Две первые, как правило, не предусматривают строительство дамбы. Используя перепад воды в реке, параллельно руслу строят отводный канал, вода из которого вращает турбину, так же, как в древние времена на водяных мельницах. Ресурсом для малой гидроэнергетики могут быть небольшие реки и ручьи, естественные перепады высот на озерных водосбросах и оросительных системах, технологические потоки (промышленные и канализационные водосбросы) и т. п. Собственно малая гидроэнергетика — это возможность создать источник электричества около каждого села, особенно такого, где снабжение электричеством из центральных электросетей усложнено. И это — истина не современная.

Еще в начале XX века для производства энергии на малых реках Украины началось сооружение мельниц и малых ГЭС.

В 1912—1913 годах на реках бассейнов Днепра и Днестра работало более 6,5 тысяч гидравлических установок. В первой половине 1950-х годов количество малых ГЭС составляло 950 с общей установленной мощностью 300 МВт, что в десятки раз превышало дореволюционные показатели. В 1970-х эта цифра выросла до

1600 МВт — это время стало пиком развития малых ГЭС. Но в те годы начался пик перестройки энергетического сектора, когда в Украинской социалистической советской республике строились новые мощные электростанции: тепловые, атомные и большие гидроэлектростанции на Днепре. К слову, за год один атомный энергоблок производил больше, чем все малые ГЭС того времени за два года. Большинство существующих малых ГЭС были впоследствии демонтированы либо разрушены.

Возрождение малой гидроэлектрогенерации началось лишь в начале нового тысячелетия. Особенно способствовало введение в 2008 году «зеленого тарифа» — повышенных расценок на электроэнергию, добытую из восстанавливаемых источников. Цель «зеленого» тарифа — поощрять инвесторов создавать новые солнечные, ветровые и другие подобные станции.

Рентабельность генераций и возможность окупить проект за пять-семь лет заинтересовала частных инвесторов. И они начали возрождать малые ГЭС.

На сегодняшний день в Украине таких станций работает около сотни. Имея общую мощность приблизительно в 100 МВт, малые ГЭС производят до 400 млн кВт/час электроэнергии в год. Например, Яворская ГЭС с достаточно небольшой установленной мощностью — около 0,45 МВт, за год позволяет экономить 800 тонн угля, который сожгла бы тепловая электростанция такой же мощности. По словам председателя Государственного агентства по энергоэффективности и энергосбережению Николая Пашкевича, в прошлом году за счет восстанавливаемой энергетики Украина уменьшила объемы потребления газа на 2,218 млрд кубометров.

Между тем эксперт по вопросам энергетики Владимир Сапрыкин, утверждает, что строительство малых ГЭС выгодно во всех случаях, поскольку цена электроэнергии, которая производится ими, является одной из самых низких. «Энергия, производимая ГЭС, является самой дешевой, а энергия тепловых электростанций является самой дорогой, кроме того она является наиболее вредной с точки зрения экологии», — подчеркнул эксперт.

Хотя в масштабах страны очень сложно почувствовать работу малых ГЭС. Вместе с другими восстанавливаемыми генерациями, такими как солнечные батареи, мельницы, и т. п., они производят лишь 0,2% от всей электроэнергии, производимой в Украине. Но согласно государственной программе, до 2030 года альтернативные источники энергии должны обеспечивать до 10 % всего энергобаланса страны. Всего же, в мире, благодаря воде, производится около 3,4% энергии. В Швейцарии процент производства электроэнергии на малых ГЭС составляет 8,3%, в Испании — 2,8%, в Швеции — почти 3%, а в Австрии — 10%. А в Китае около 18—20% всей электроэнергии производят более чем на 80 тысячах малых ГЭС.

Пока в Украине большинство станций находятся в Винницкой, Черкасской, Хмельницкой, Тернопольской и Житомирской областях. В настоящее время здесь расположено 64 % от общего числа станций, тогда как технический гидропотенциал малых рек в этих областях составляет всего 14 % от общего числа. Очень перспективными являются Черновицкая, Закарпатская, Ивано-Франковская и Львовская области, где сосредоточено около 70% гидропотенциала малых рек. Власть запланировала построить там более полутысячи малых ГЭС, из них 330 — на Закарпатье. И, казалось бы, это очень позитивное решение, потому что кроме выработки электроэнергии, дамбы на реках способны защищать прилегающие населенные пункты от наводнений, способствовать нормальному водоснабжению, развитию рыбного хозяйства. Но природоохранники отмечают, что такое большое количество станций может серьезно повлиять на речную систему Карпат, а качество строительства и недостаточный контроль над обслуживанием таких объектов со стороны власти может привести как минимум к природной катастрофе, а как максимум к человеческим жертвам.

 ФАЛЬСТАРТ «ПИЛОТНОГО» ПРОЕКТА?

Собственно такие страхи и приводят к протестам местных жителей, которым не очень хочется, чтобы какие-то малознакомые бизнесмены под прикрытием власти из района или области проводили эксперименты над природой родного края. Конфликт между «застройщиками» и простыми жителями назревал на протяжении последних десяти лет. И достиг апогея в марте-апреле 2012 года. Руководители западных областей тогда наложили временные моратории на строительство малых ГЭС.

Единственной областью, которая тогда никак не отреагировала на этот вопрос, была Закарпатская. С этим категорически не согласились местные общественные активисты и взялись защищать природу родного края всеми гарантированными законодательством путями. Наиболее убедительными стали экспертные выводы, подписанные председателем Западного научного Центра НАН Украины академиком Зиновием Назарчуком, и рекомендации Комитета Верховной Рады по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. В документах констатировалось, что «массовое строительство и эксплуатация малых гидроэлектростанций в Украинских Карпатах недопустимы, поскольку нарушают неустойчивое природное равновесие целостных ландшафтных систем», а «попытки дальнейшего стимулирования строительства малых ГЭС без надлежащего обоснования, игнорирование возможного негативного влияния строительства на окружающую природную среду и ландшафты вызывает социальную напряженность».

Позже, 30 июля 2012 года Закарпатский окружной Административный суд вынес решение о недопустимости строительства малых ГЭС в области. В принятии решения важную роль сыграла поддержка требований иска Министерством регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства. После этого общественная острота темы мини-ГЭС несколько спала.

По-новому общественные страсти забурлили, когда в марте 2013 года, министр экологии и природных ресурсов Олег Проскуряков заявил, что Закарпатская область, используя горные реки, может полностью обеспечить себя электроэнергией. «Следует запустить «пилотный» проект и вступить в конструктивный диалог с населением», — подчеркнул чиновник. Этим заявлением он практически одобрил решение местных советов Раховского и Великоберезнянского районов, которые приняли решение о проектировании малых ГЭС в десятках (!) определенных мест. Там чиновники уже пытаются быстрыми темпами реализовывать эти решения, часто в обход общин.

Но в комментарии «Дню» министр, в отличие от местной власти, утверждает, что к вопросу строительства малых гидроэлектростанций нужно подходить осторожно. «Закарпатская область закупает электроэнергию. Если мы грамотно реализуем программу по мини-ГЭС на закарпатских реках с учетом всех экологических норм, которые позволят сохранить ландшафт и природу, которые есть, то этот регион сможет не только себя обеспечить электроэнергией, но еще и экспортировать ее», — подчеркнул «Дню» Проскуряков.

 ЗДЕСЬ СТРОИТЬ ГЭС ЗАПРЕЩЕНО!

Недаром незадолго до этого, 10 апреля, две комиссии Общественного совета при Закарпатской облгосадминистрации разработали критерии и предложили две категории мест запрета строительства малых ГЭС в Карпатах и две категории с возможностью строительства, чтобы защитить наиболее уязвимые природные территории.

К зонам «категорического запрета» отнесли территории природно-заповедного фонда высокого статуса, водно-болотные объекты международного значения, неизмененные или малоизмененные малые горные реки, которые являются центром существования аборигенных водных видов флоры и фауны и территории, которые граничат с объектами природно-заповедного фонда и экологически с ними связанные.

Категория «нежелательной зоны» — это территории природно-заповедного фонда низшего заповедного статуса и те, которые граничат с ними; реки, которые являются центрами биоразнообразия, и ряд других. По словам председателя Регионального молодежного экологического объединения «Экосфера» Оксаны СТАНКЕВИЧ, большинство из описанных зон, которые недопустимо выделять для строительства ни при каких обстоятельствах, теперь и подпадают под застройку. «Примером такого вмешательства в Закарпатье является Турья-Полянская ГЭС, построенная в прошлом году на реке Шипит. Сегодня эта река в экологическом смысле уже потеряна для природы», — подчеркнула Станкевич.

Однако общественные советы решили, что возможно строительство в долинах и водосборах рек, которые входят в территории объектов природно-заповедного фонда низшего статуса, если существует обоснованный экономический и социальный интерес. «Наиболее приемлемыми местами для электростанций являются средние и нижние течения рек, среда которых уже изменена, и они не представляют высокой экологической ценности», — добавила Станкевич.

Независимо от четкости формулировок принятых решений, активности сторонников и противников, позиции власти и уровня заинтересованности бизнеса, все же последнее слово в дискуссии «строить мини-ГЭС или нет» пока лежит на местной общине.

Свежий позитивный пример, уже упомянутая в начале публикации ситуация с попыткой построить две малые ГЭС в Черноголове. Представители инвестора — ужгородского «Комерцконсалт», рассказывая, что при сооружении трубопроводов для забора воды протяженностью 6,2 и 1,7 км, которые будут зарыты в землю на глубину 3-х м, местные жители получат работу на строительстве, сельский бюджет разово пополнится на полмиллиона гривен на развитие, не смогли убедить сельчан в важности строительства станции.

 ОСТОРОЖНО! ЗАПОВЕДНИК!

Против строительства выступают не только жители западных регионов Украины. Недавно такая проблема возникла и на Кировоградщине, где на сегодняшний день уже функционируют пять малых гидроэлектростанций: три на реке Синюха и две на Южном Буге. Между последними планируют построить ГЭС. Жители села Салькового, выше которого планируется дамба ГЭС, и сел Хащеватое и Казавчин, расположенных вблизи запланированного водохранилища, выступают против строительства. Они считают, что создание водохранилища приведет к отселению людей из двух прилегающих к реке улиц в Хащеватом и из нескольких домов в Казавчине и Буговом.

Но главное, что сегодня тревожит сельчан, — водохранилище навсегда уничтожит уникальные природные ценности. Здесь находится ландшафтный заказник «Казавчинские скалы» площадью 55 гектаров, на скалах которого можно увидеть 17 видов редких растений, занесенных к Красную книгу. В свою очередь, бывший председатель колхоза села Хащеватое Анатолий Кадиков не понимает для чего строить еще одну станцию на реке, когда ближайшие Гайворонская и Ладыжинская мини-ГЭС используются лишь на 30%. «ГЭСы и дамбы на реке лишили ее возможности самоочистки. Водохранилище заиливается и зарастает вредными водорослями и болотной растительностью. Его нужно постоянно чистить земснарядами. Но кто это будет делать?», — подчеркнул Кадиков.

В то же время, представитель инвестора — заместитель директора ООО «Грин Енерджи» Николай Кравченко заявил, что в результате поднятия уровня воды в реке никаких угроз домам в прибрежной зоне не предвидится. Чтобы убедить сельчан, он заявил, что строительство ГЭС позволит создать 15 рабочих мест для местных жителей, а за использование воды районный бюджет будет получать до 100 тысяч гривен поступлений ежегодно. Также инвестор обещает зарыбить водохранилище карпом, сомом, карасем и другими видами рыб. В компании утверждают, что водохранилище поможет восстановить и поддерживать баланс воды в регионе. «Заболачивания и роста водорослей не будет, ведь температура воды будет регулироваться благодаря постоянному ее движению», — добавил Кравченко.

Впрочем, жители сел собираются провести местные референдумы и обещают, что ни за что не согласятся на строительство Сальковской мини-ГЭС.

Министр экологии, услышав об этой проблеме, заявил, что относительно этого вопроса еще нужно дождаться результатов экспертиз. «Если мы будем четко понимать, что есть экологические риски и угрозы, то министерство выступит против, и этот проект не будет работать», — подчеркнул Проскуряков.

 КАЧЕСТВЕННО И БЕЗ ФАНАТИЗМА

Еще одним плюсом малых ГЭС является то, что они производят самую дешевую и самую безопасную электроэнергию из всех существующих альтернативных путей ее получения, рассказывает экс-министр топлива и энергетики, глава наблюдательного совета «Киевэнерго» Иван Плачков. «Например, из-за низкочастотных звуков, которые издает мельница, — около них не живут звери. У нас самые модные на данный момент солнечные батареи, и есть компания, которая их активно лоббирует. Но до сих пор никто не научился утилизировать кремний от солнечных батарей. И их производство достаточно вредное», — отмечает экс-чиновник. По его словам, реки застраивать новыми ГЭС нужно качественно и без фанатизма. С ним соглашается и нынешний министр. «Я недавно был в Закарпатье и видел эти мини-ГЭС с соблюдением всех экологических и технологических норм, когда русло горной реки остается в природном состоянии. Когда остаются те естественные пути миграции рыб и других организмов, а вода просто выводится в трубу. Поэтому экологических вопросов нет», — добавил Проскуряков.

В то же время заместитель директора Государственного агентства водных ресурсов Алексей ЧУНАРЕВ сообщил «Дню», что его ведомство категорически отрицает массовое строительство электростанций на горных реках. «Никакого согласования на такое строительство мы пока не давали и давать не будем без общественных обсуждений в регионе, без проектов благоустройства прилегающих территорий», — подчеркнул чиновник. По его словам, малая электростанция может быть построена только в том случае, если кроме функции выработки энергии она еще будет работать как противопаводковая емкость. «Только тогда мы будем готовы рассматривать возможность строительства малых ГЭС на соответствующих технических советах. И если там не будет замечаний, то мы можем утвердить проект. Но, опять-таки, это не говорит о том, что вся река должна быть застроена. Потому что в таком случае она будет деградировать. Например, была идея построить на реке Черемош 38 или 39 малых ГЭС. Мы выступили категорически против этого и заявили, что ни в коем случае не согласимся на строительство. Река должна жить», — отметил Чунарев.

По материалам: Uaenergy