Почему тормозят реформы в украинском энергосекторе?

15 Окт

Свое мнение на данную тему высказывает президент компании «Дикси Груп» Елена Павленко в статье для forbes.ua.

Весной 2014 года новое руководство Украины заявило, что берет полный курс на Европу, в отличие от чиновников из окружения Януковича, которые в 2013 году утверждали, что членство нашей страны в Энергетическом содружестве не имеет смысла. Новая Украина не только подтвердила намерения исполнить взятые на себя обязательства, но и имплементировать те европейские директивы, ответственность за которые предыдущее правительство не спешило брать на себя, а именно – Третий энергетический пакет.

Украинские эксперты  и европейское сообщество с нетерпением стали ждать, прежде всего, изменений в политике энергоэффективности и использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Приведение законодательства в сфере рынков газа и электроэнергии в соответствие с требованиями Третьего энергетического пакета. Появление независимого регулятора. Оглашение Плана перехода на использование биоэтанола в моторных топливах.

В данных направлениях многое уже сделано, но необходимо еще немало усилий, чтобы перевести эти документы в реальные изменения. Перед страной встала амбициозная задача – существенно повысить скорость реформ, чтобы наверстать упущенное в предыдущие годы время.

Однако, даже имея желание провести быстрые реформы, топ-менеджмент страны не смог внедрить их в жизнь. Почему-то одновременно с повышением цен и тарифов на энергетические ресурсы для населения так и не было сделано никаких шагов, которые бы показали позитив – краткосрочный или долгосрочный – от такого повышения.

До сих пор непонятно, как будет обеспечиваться улучшение конкуренции на рынке, прозрачность финансовых потоков, какие механизмы можно использовать для того, чтобы быстро и недорого внедрить энергосберегающие технологии в своем доме.

Также не до конца ясно, как именно повысится качество обслуживания, состояние сетей или трубопроводов уже от новых цен на энергоносители.

Конечно, ключевой проблемой на этом пути можно назвать фактор войны – тяжело наводить порядок в доме, когда сосед при этом пытается поджечь крышу. Необходимость переориентировать средства на поддержку армии, организовывать реверсные поставки газа из ЕС, готовить документы в Стокгольмский арбитраж – все эти шаги были приоритетными, и забирали много времени и усилий, которые должны были быть направлены на реформирование сектора энергетики. Но вместе с тем даже в этих форс-мажорных обстоятельствах можно было реализовать ряд инициатив, которые бы приблизили Украину к европейскому энергетическому рынку.

Можно было принять Национальный план действий по энергоэффективности и возобновляемым источникам энергии, которого от нашего правительства очень ждет Энергетическое содружество. Можно было принять закон о государственном регулировании, предоставив Национальной комиссии регулирования энергетики (а теперь еще и коммунальных услуг) реальные полномочия регулятора, который бы не зависел от решений правительства. Можно было бы подготовить и огласить План перехода на использование части биоэтанола в моторных топливах – тем более что соответствующий закон принят, а вот механизма его применения никто не знает.

Также можно было бы начать адаптацию текста проекта закона «О рынке газа», который был разработан секретариатом Энергетического содружества для нас и презентован в Министерстве энергетики еще в мае. Для всех этих перечисленных инициатив была наработана необходимая база, ее надо было только утвердить на необходимом уровне и начать процесс имплементации.

Анализируя причины, почему большинство уже начатых инициатив так и не стали внедряться в жизнь, одной из главных следует назвать отсутствие необходимой коммуникации как внутри правительства, так и между заинтересованными сторонами. Не секрет, что часто проект документа проходит согласование между разными ведомствами в правительстве месяцами. А если в это время где-то проходит реорганизация, то процесс рискует повторяться несколько раз.

Министерства не вникают в специфику вопросов друг друга, часто «зарубая» инициативы, которые непонятны для одних, но очень важны для других. Также общественность и бизнес, которые хотели бы быть больше вовлечены в процесс формирования нового законодательства, часто оказываются «за бортом» процесса и видят нормативно-правовой акт, когда он уже принят.

Еще старая советская привычка закрываться от внешнего мира, делать разработку документов и их утверждение мегасекретными тоже не способствует эффективному внедрению европейского законодательства. Средний государственный служащий, у которого полно «текучки», «контролек» и т.д., не имеет лишнего времени вникать в детали европейского законодательства.

Теоретически тут могли бы помочь внешние эксперты, нанятые юристы, однако стереотип, что они могут замахнуться на информацию для внутреннего пользования, не позволяет сделать такое сотрудничество эффективным, прозрачным и динамичным. Впрочем, и механизмы налаживания официального сотрудничества таковы, что необходимо потратить несколько месяцев, чтобы начать его.

Другой вариант – обучение всех заинтересованных сторон, в том числе и госслужащих, пояснение в течение одного-двух дней основного смысла европейских директив. Однако, опять же, где чиновникам найти время для этого?

Казалось бы, это незначительные организационные вопросы, но правительство уже сегодня должно обратить на них внимание, если внедрение европейских законов все еще остается среди его приоритетов.

Перепост: forbes.ua