Энергоэффективность как «точка роста»

13 Июл

«Энерго­эффективность — экономические, политические, социальные и культуроло­гические аспекты» — этой теме была посвящена очередная дискуссия в рамках проекта «Точка роста» в медиа-центре «Время».

В дискуссии приняли участие ведущие специалисты Харьковской области и Украины  в сфере энергосбережения и нетрадиционной энергетики, представители власти, бизнеса и средств массовой информации.

Ощущение неудовлет­во­ренности…

Председатель правления концерна «АВЭК» Андрей Колос привел интересные цифры. Оказывается, потенциал энергосбережения в Украине около 45%.

— Только вдумайтесь! Это практически еще столько же энергоресурсов, которые предприятия и граждане используют сегодня и которые мы закупаем за рубежом, — отметил он.

Понятно, что сравнивать Украину с иными развитыми государствами нет смысла, мы аутсайдеры. Но в данном случае следует говорить о персонифицированной ответственности каждого руководителя, чиновника, владельца предприятия. Считаю, что решение проблемы энергоэффективности — это задача экономической безопасности Украины.  И говорить о том, что это забота государства, я считаю, это не правильно. Государство призвано поддерживать наши инициативы, наши начинания.  Поэтому точка роста энергоэффективности находится не в столичных кабинетах, а на наших предприятиях и в наших учреждениях. Бизнес не может быть успешным, если он не будет энергоэффективным.

Евгений Сухин, доктор экономических наук и заслуженный энергетик Украины, присоединился к дискуссии из Киева по телекоммуникационному мосту.

Авторитетный эксперт (в середине нулевых годов он возглавлял Национальное агентство по энергоэффективности) обратил внимание на то, что нужно развивать два направления: энергосбережение и энергоэффективность. Энергосбережение — это уменьшение затрат энергии и переориентация на более дешевые и наиболее выгодные источники энергии: солнечную энергию, биомассу, это сокращение расхода нефтяного топлива путем добавки того же биоэтанола, это когенерация (сочетание традиционных и альтернативных источников энергии).

А энергоэффективность — это совершенно другая вещь: это эко-дома, новая техника, которая позволяет уменьшать затраты за счет использования новых технологий.

И привел пример: перед распадом СССР Украина потребляла до 14 млрд. куб. м природного газа. Сегодня мы потребляем 38—40 млрд. куб. м. Увеличили потребление в три раза! Расход энергии на единицу производимого продукта также вырос. Это означает, что мы не модернизируем производство и не внедряем новых технологий.

— С одной стороны, все говорят об энергоэффективности и альтернативной энергетике, с другой стороны, есть ощущение набившей оскомину темы, потому что дело не движется вперед, — посетовал модератор круглого стола, он же директор Харьковского регионального центра инвестиций Игорь Тулузов.

По его мнению, не достигнута критическая масса действий, которая позволила бы говорить, что страна встала на путь энергоэффективности. Да, у нас есть некие локальные проекты и успехи, много говорится о различных схемах финансирования, в частности, недавно вышел закон об энергосервисном контракте — одном из самых прогрессивных в этой сфере. Но когда начинаешь говорить со специалистами, то у всех есть доля пессимизма и неудовлетворенности тем, как происходят эти процессы.

Денег нет. Откуда взять?

То, что наше правительство повернулось лицом к энергосбережению, оценивается не очень высоко, начиная с того, что замена газовых котлов больше похожа на компанейщину, потому что никто не просчитал потенциал биомассовых источников. Народ принялся менять газ на пеллеты.

— При этом мы наступаем на польские грабли, — убежден генеральный директор компании «Инсолар-климат» Александр Клепанда. —  Поляки в свое время, получив достаточно дешевые кредитные ресурсы, меняли газовые котельные на пеллетные или на уголь или древесину, через 2—3 года получили… памятники. Потому что реально котел работал на 20—30% с соответствующей очень низкой эффективностью.

А вот с помощью диагностики можно оптимизировать расходы. Специалисты с помощью профессиональных замеров получают картину той или иной ситуации в энергосистеме и эффект огромный. Бывали случаи, когда за 15 минут измерений мы находили возможность снизить затраты на 30—40%.

Великолепный пример с кондиционированием. На одном из пищевых предприятий работают мощные холодильные машины, которые потребляют электроэнергии на три миллиона грн.\месяц. Так вот, за 15 минут специалисты нашли сбой в системе управления, который определить, не сделав специальный замер, невозможно. И сняли проблему.

Все, что в данном случае необходимо, это — информация, опыт, специалисты. И результатов можно достичь очень быстро, не затрачивая больших ресурсов. Такой механизм позволяет, не тратя деньги, получать экономию.

Закон  о развитии энергосервисных контрактов Александр Клепанда оценивает как «несколько сыроватый». Нормативные акты  к нему не готовы и к новому отопительному сезону, увы, он вряд ли заработает.

Граждане, объединяйтесь!

Юлия Самойлова, вице-президент Ассоциации объединений собственников многоквартирных домов (ОСМД) обратила внимание на то, что в процентном отношении 60% потерь происходит в жилом секторе. И только 40% — в промышленном. А в жилом секторе мы больше всего теряем в многоквартирных домах.

Здесь уместно сказать о вреде так называемого «латочного» утепления в многоквартирных домах. Некоторые люди, во избежание теплопотерь (особенно это касается панельных домов), индивидуально утепляют внешние стены своей квартиры, иногда даже не подозревая о вреде такого утепления. Во-первых, это ухудшает внешний эстетический вид дома, превращая его в «джинсы, заштопанные разноцветными латками» (отсюда, кстати, и название такого утепления). А во-вторых, и это самое главное, посредством такого утепления постепенно разрушается сам каркас дома из-за появления микротрещин в местах образования мостиков холода.

В ситуации с многоквартирным домом гораздо эффективней и долговечнее было бы жильцам «скинуться» и полностью утеплить здание — оптом дешевле. Но, к сожалению, в большинстве домов живут люди разных социальных слоев, и деньги на термомодернизацию есть далеко не у каждого. И тут обычно жители заходят в тупик. Гораздо проще дела обстоят в тех домах, где созданы объединения собственников многоквартирных домов (ОСМД). Поскольку ОСМД является юридическим лицом, имеется возможность получить льготный кредит на внедрение энергоэффективных меро­приятий, или же принять участие в одной из государственных или европейских программ финансирования. В Украине эти финансовые механизмы находятся в самой начальной стадии развития и практических примеров пока единицы. Инвестору, конечно же, гораздо проще работать с ОСМД, чем с каждым отдельным жильцом.

Сергей Захарченков, председатель координационного совета Общественного парламента Украины:

— Для обычного гражданина препятствий в энергосбережении нет. Единственное препятствие — это тараканы у нас в голове. Потому что если договориться на уровне подъезда, то можно существенно сэкономить. Но люди плохо понимают, в чем их выгода и что нужно сделать, чтобы сэкономить на отоплении. Наш город застроен в основном панельными многоэтажками, где происходят основные потери тепла. Мы предлагаем взять за образец типовые дома: 5, 9, 12, 16 этажей, провести несколько вариантов энергосберегающих мероприятий и проверить их экономический эффект. У нас никто не знает, как проект окупается. Если кто-то вам скажет, то надо с жильцов дома собрать пять тысяч евро, но зато они будут потом платить за отопление наполовину меньше, то собрать столько денег — это задача для самоубийцы. Но на самом деле сумма для большого дома не смертельная, особенно, если объяснить, что это инвестиция в себя, свою семью.

Всех успокоил первый заместитель  начальника управления топливно-энергетического комплекса Харьковской облгосадминистрации Владимир Губа: «Откройте интернет и посмотрите госпрограмму: кому и сколько затрат на энергосбережение компенсируется: ОСМД, физическим лицам, юридическим лицам».

Государство взяло на себя возмещение части затрат граждан и ОСМД на энергосбережение.

К сожалению, мягко говоря, в нашей стране средства, которые выделяют на эти направления, явно недостаточны.

Закон «О стимулировании в сфере энергосбережений», вступивший в силу уже давно, предусматривает поддержку внедрения энергоэффективных технологий. Но он не выполняется правительством. Отсутствуют новые технологии? Опять-таки нет! Научно-технический потенциал Украины, слава Богу, еще не исчерпан. По энергоэффективным научным разработкам мы находимся как минимум в группе стран-лидеров. Но по внедрению отстаем порой даже
от Зимбабве…

Как подтверждает Сергей Сорока, координатор гражданской платформы «Нова країна», многие правовые нормы просто забыли. Инициативы зависают на уровне Кабмина.

Тот же ночной тариф. Ты хочешь купить товар, но ты не можешь это сделать, потому что тебе его не дают.

А достаточно ли  используется научно-технический потенциал Харьковского региона в разработке программ энергоэффективности? Очевидно, что — нет.

СПРАВКА «ВРЕМЕНИ»

«Точка роста» — интеграционный междисциплинарный  проект, который направлен на поиск эффективных моделей социально-экономического и гуманитарного развития Харьковского региона, способствующих повышению его  конкурентоспособности.

В рамках проекта предполагается проведение экономических дебатов, дискуссионных панелей и круглых столов.  Круг участников — представители бизнеса, сферы образования, науки, культуры, общественные организации.

Основная площадка реализации проекта — медиа-центр «Время». С учетом опций профессионального синхронного перевода и телекоммуникационной связи, к участию в мероприятиях в рамках проекта может привлекаться широкий круг зарубежных экспертов.

Проект «Точка роста» является совместным проектом концерна  «АВЭК», «Харьковского регионального центра инвестиций» и медиа-компании «Время».

По материалам: Время