Что сдерживает «зеленую» революцию?

6 Май

Во всех статьях в СМИ, которые рассказывают о возобновляемой энергетике, обычно упускается один очень важный факт. «Зеленая» энергетика существует уже много лет, однако на сегодняшний день нет ни одной «зеленой» энергетической компании, которая по размеру могла бы сравниться с нефтяными гигантами.

Почему так? Солнечная энергия, ветряная энергия и другие возобновляемые источники энергии в лучшем случае добились небольшого прогресса, догнав традиционные источники энергии, даже несмотря на то, что правительства стран во всем мире всеми силами помогали и продвигали возобновляемую энергетику.

В конечном итоге возобновляемые источники так и не смогли догнать традиционные, а также не привели к новой волне создания рабочих мест, как многие ожидали.

Причина этого неоспоримого факта довольно противоречива. С одной стороны, некоторые люди, такие как бывший сотрудник Royal Dutch Shell Адриан Кэмп, полагают, что нефтяные компании просто не смогли вовремя сориентироваться и оказались слишком ограничены, чтобы выйти за пределы традиционной энергетики.

Если основная причина того, что «зеленая» энергетика до сих пор не стала крупным источником дохода, заключается в том, что крупные компании пока просто недостаточно инвестировали в эти технологии, то логично предположить, что эту сферу все еще ждет большое будущее.

Немецкий энергетический гигант E.ON считает, что «зеленая» энергетика может принести значительный доход.

В ноябре прошлого года компания объявила о том, что она намерена сосредоточиться на возобновляемой энергетике, энергоснабжении и разработке потребительских решений.

E.ON также объявила, что ее мощности традиционных источников энергии, а также активы по разведке и добыче будут выделены в отдельную новую компанию.

Такая стратегия является новой среди энергетических гигантов и может стать предвестником аналогичных шагов среди крупнейших игроков энергетического рынка в будущем.

Однако может случиться и так, что ни одна из крупнейших энергетических компаний не последует за стратегией E.ON.

Альтернативное объяснение того, почему энергетические гиганты оказались довольно сдержанными в отношении «зеленой» энергетики, заключается в том, что возобновляемые источники энергии попросту не дают достаточного дохода, для того чтобы рассматривать возможность серьезных инвестиций.

Даже при сегодняшних низких ценах на нефть сотни компаний ищут возможности приобрести права на добычу нефти в богатых запасами районах по всему миру.

Для сравнения, проекты в сфере возобновляемой энергетики очень медленно развиваются, они сопряжены с огромными бюрократическими издержками и отличаются низкой рентабельностью.

Принимая во внимания значительно более высокий уровень рентабельности проектов в области традиционной энергетики, возникает вопрос, а будут ли крупные энергетические компании вообще когда-либо заинтересованы в том, чтобы развернуть свою деятельность в направлении возобновляемой энергетики.

Как полагает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов, переход E.ON на «возобновляемые рельсы» вполне понятен. Эта компания была в числе газовых оптимистов, вкладывавших деньги в развитие европейской электрогенерации на голубом топливе.

Для оптимизма были все основания, так как в начале 2000-х годов практически все прогнозы развития ЕС предрекали рост потребления газа, напоминает аналитик. В абсолютных показателях установленная мощность газовых электростанций в ЕС выросла с 2000 по 2014 годы более чем в 2 раза – с 92,9 ГВт до 200,4 ГВт (в 2010 более половины – 28,3 ГВт – вводимых мощностей пришлись на голубое топливо).

«Но в то же время политика Еврокомиссии в энергетической сфере привела к выдавливанию голубого топлива на обочину электрогенерации, так как преимущество при подключении к сетям получили возобновляемые источники энергии (ВИЭ)», — отмечает он.

В нынешних кризисных условиях, когда потребности в электроэнергии снижаются, такой расклад привёл к тому, что газовые оптимисты (особенно в Германии) в массе своей не могут окупить инвестиции в новые генерирующие мощности. Эти компании терпят значительные убытки (чистый убыток E.ON в прошлом году составил более 3 млрд евро). Попытка сыграть на ВИЭ для таких компаний – это естественный ход, полагает Фролов.

Действительно, проблема «зеленой» энергетики заключается в том, что она сопровождалась исторически высокими ценами на традиционные источники энергии, что в итоге привело к еще большему интересу к традиционной энергетике.

Такая крупная компания, как British Petroleum, под руководством Джона Брауна сделала шаг «за пределы нефти» (Beyond Petroleum) и стала исследовать возможности получения прибыли в области возобновляемой энергетики.

Однако все эти попытки в итоге не привели к созданию серьезного нового бизнеса или к существенному росту доходов.

Вместо этого BP, Chevron и другие продали свой «зеленый» бизнес и удвоили усилия в сфере традиционной энергетики.

В целом все выглядит так, как будто компании поняли, что возобновляемая энергетика вряд ли принесет им большой доход, которого будет достаточно, для того чтобы полностью заменить серьезные инвестиции в разработку традиционных источников энергии.

По мнению Фролова, проблема в том, что и для возобновляемой энергетики в ЕС наступили не самые благоприятные времена.

«Авария на АЭС «Фукусима-1» косвенным образом привела к взрывному росту мощностей на ВИЭ в ЕС (из нынешних 88 ГВт установленной мощности солнечных электростанций 61,6 ГВт введены после 2010 года). Но год от года количество новых мощностей снижалось – как в традиционной, так и в возобновляемой энергетике (с 48 ГВт в 2011-м до 28 ГВт в 2014-м)», — конкретизирует он.

«Здесь ещё нужно отметить, что коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) у генерации на возобновляемых источниках в разы меньше, чем у традиционной энергетики. Для солнечных и ветровых электростанций КИУМ не превышает 25% (обычно меньше), а для традиционной энергетики этот показатель в 2-3 раза больше (в зависимости от типа электростанции, максимальные показатели – до 80% – у АЭС). Это означает, что 11 ГВт новой генерации в ветроэнергетике примерно равны по эффективности 4-5 ГВт газовой или 3 ГВт в атомной генерации. Так что ставка на ВИЭ со стороны E.ON или любой подобной компании – это прыжок в вагон поезда, который давно уже ушёл,» — полагает аналитик.

К счастью, доля газа и угля в объёме установленной мощности ЕС с 2000 по 2014 годы снизилась незначительно – с 41,4% до 40,1%. Это означает, что энергосистема Евросоюза пока достаточно стабильна, и в любой момент, когда того потребует изменившаяся экономическая ситуация, может восстановить позиции газовой генерации, отмечает Фролов.

Вероятно, доля правды есть в обоих вариантах объяснения такого прохладного отношения энергетических гигантов к возобновляемой энергетике. При этом нельзя не отметить, что многие формы возобновляемой энергетики стали частью бизнеса ведущих компаний, которые развивают его вот уже 15 лет.

И за это время очень небольшое количество компаний стали развиваться как компании, которые строят свою деятельность вокруг разработки возобновляемых источников энергии.

Это говорит о том, кто нефтяные компании, такие как Exxon Mobil, прекрасно знают, что делают, когда они выкупают собственные акции, вместо того чтобы инвестировать в проекты в области возобновляемой энергетики.

Вполне вероятно, что Tesla, Solar City и другие инновационные компании в конечном итоге смогут найти способ получать большую прибыль в новых областях энергетики.

Однако это, вполне вероятно, потребует совершенно иного уровня квалификации, чем те, которыми в настоящий момент располагают большинство энергетических компаний.

А в настоящий момент мир до сих пор не создал эффективную модель бизнеса для возобновляемой энергетики. И пока этого не произойдет, «зеленая» революция так и останется несостоявшейся.

По материалам: vestifinance.ru