Как превращают колбасу в киловатты в Беларуси?

14 Апр

В Бресте просроченные продукты из магазинов и остатки еды из ресторанов со всей Беларуси уже три года перерабатывают в электрическую и тепловую энергию.

Впервые превращать колбасу в киловатты в Беларуси стали в 2012 году, когда на Брестском мусороперерабатывающем заводе (БМПЗ) открылась специальная линия по выделению метана из биологической фракции отходов. Сейчас сюда со всей страны свозят просроченные продукты из магазинов, остатки еды из кафе и ресторанов, а также органические отходы заводов, которые производят продукты. Здесь это все становится сырьем для получения метана, который используют для производства электрической и тепловой энергии. Ее хватает на питание самого завода и части домов в Бресте.

Лучше в биогаз, чем на свалку

На сегодня в Беларуси брестский завод — единственное предприятие, которое перерабатывает пищевые отходы в энергию. Основные его клиенты — юридические лица, у которых в процессе работы образуются эти отходы: торговые сети, точки общественного питания, заводы и фабрики, которые производят пищевые продукты.

Раньше такую органику захоранивали на полигонах, но когда в 2012 году БМПЗ запустил линию по ее переработке, у юрлиц появилась возможность превращать свою «просрочку» в энергию — это гораздо более правильно с точки зрения обращения с отходами.

— По закону отходы захоранивать на свалках запрещается, если в стране есть или появился переработчик. Так и получилось с пищевыми отходами. В Беларуси есть шесть организаций, которые обезвреживают их, после чего отходы можно захоронить. Однако в основном эти предприятия так поступают с собственными отходами и не принимают ничего на обезвреживание от других юрлиц, — рассказывает начальник отдела экологии и внешних связей КПУП «БМПЗ» Наталья Трифонова.

Предприятие принимает только те пищевые отходы, которые эффективны для получения биогаза.

— Мы единственные, кто перерабатывает органические отходы в энергию. Однако наше предприятие принимает только те пищевые отходы, которые эффективны для получения биогаза. К примеру, один СПК предлагал луковую шелуху, которой у них образуется много. Мы ее не принимаем, потому что такие отходы не подходят для получения биогаза. Зато хороши для этих целей, например, жиры. Отходы, которые не годятся для переработки, их «производители» должны обезвредить и захоронить.

Пищевое «сырье» для переработки завод получает не только от юридических лиц, но и от обычных брестчан. Содержимое мусорных контейнеров горожан направляется на это же предприятие, где отходы сортируют, механически выбирают из них вторсырье и отдельно — пищевые отходы. Их в общем количестве мусора горожан около 30 процентов.

Энергию, полученную из ставших негодными продуктов, можно смело назвать «зеленой», ведь ее источник практически неисчерпаем, а сам способ получения этой энергии позволяет утилизировать отходы, которые в ином случае увеличивали бы объем свалок. Бонус — экономичность: используя энергию, добытую из местного сырья, государству нужно покупать меньше природного газа за рубежом, соответственно, приходится тратить меньше валюты, отмечает Наталья Трифонова.

За счет сжигания биогаза завод полностью обеспечивает себя электроэнергией и теплом. Причем на это уходит только четверть от получаемого объема энергии. Остальное продают в сеть РУП «Брестэнерго» как «зеленую» энергию. К примеру, за 2015 год предприятие выработало из органических отходов 1,66 миллиона кубических метров биогаза.

Как происходит процесс

Для переработки пищевых отходов на заводе есть два специальных сооружения — ферментеры. Это огромные герметичные цилиндры, куда загружают сырье, которое в них сбраживается и затем выделяет метан.

Дальше газ очищают от серы в газоочистителе. На фильтрующем материале этого аппарата обитают микроорганизмы, пожирающие серу для своей жизнедеятельности. На следующем этапе в конденсатной шахте отделяется влага из биогаза. Затем накопленный в резервуаре биогаз проходит через угольные фильтры и, наконец, попадает в мини-ТЭЦ (на территории завода их три), которые сжигают его, превращая в энергию. За год таким образом получается 11 тысяч мегаватт-час электроэнергии.

Отходов от переработки еды в энергию нет. Даже масса, которая остается от пищевых отходов после выделения биогаза — сброженный осадок — может применяться с пользой.

— Этот осадок очень плодородный и подходит для применения в сельском хозяйстве, но сегодня мы не можем использовать его таким образом, потому что там содержится много битого стекла и металлических предметов — болтов и батареек. Так получается потому, что люди плохо разделяют бытовой мусор, и ненужные «примеси» попадают в один контейнер с пищевыми отходами. А техники, которая смогла бы отсортировать их, не существует, — поделилась трудностями Наталья Трифонова.

Поэтому сейчас только один из ферментеров работает с пищевыми отходами горожан. Во второй — резервный — в основном идет органика, которую привозят юридические лица. Она попадает на завод отсортированной, поэтому проблем с ней не возникает. Однако ферментер загружен не на всю мощность, потому что не все организации сегодня привозят пищевые отходы.

Переработка всей еды — реальность?

В западных странах энергию из органических отходов добывают давно. Идет она на биотопливо для машин, питание для электромобилей, получение тепла и электричества для домов, подогрев воды. В Беларуси пока этому виду отходов уделяется внимания гораздо меньше, хотя в перспективе наша страна могла бы извлекать пользу из органической фракции отходов, считает сотрудник программы по химической безопасности и отходам Центра экологических решений Анатолий Калач:

— Органическая фракция отходов крайне важна, и, безусловно, мы должны задумываться над тем, что с ней делать. Однако в сфере обращения с отходами в Беларуси есть свои приоритеты. Сейчас для нашей страны намного важнее раздельно собирать опасные отходы: отработанные батарейки, ртутьсодержащие лампочки, термометры не должны попадать в бытовой мусор. Еще один государственный приоритет — максимальное извлечение вторичных материальных ресурсов, предотвращение их захоронения на полигонах. Когда эти задачи будут решаться, мы подойдем ближе к вопросу органических отходов.

Однако обращение с ними может осложниться тем, что в целом система раздельного сбора вторсырья сейчас недостаточно хорошо налажена, считает Анатолий Калач. Вместе с пищевыми отходами в аппараты для переработки может попасть как другое вторсырье, так и опасные отходы. Если бы пищевые отходы извлекали из более хорошо сортированных отходов, вероятность таких примесей была бы меньше.

Однако опыт Бреста показывает, что белорусы готовы сортировать пищевые отходы отдельно. В прошлом году здесь провели эксперимент: на одной из контейнерных площадок, помимо стандартных урн для стекла, бумаги и пластика, поставили контейнеры еще для нескольких видов отходов, в том числе биологических. Итог — за три месяца на этой площадке собрали 5,28 кубометра пищевых отходов, то есть 22 полных контейнера по 240 литров.

По материалам: tut.by