Попытка №2: экология в борьбе с финансово-экономическим кризисом

3 Июн

Острота финансово-экономических кризисов XX-XXI столетия поставила на повестку дня задание поиска более эффективных инструментов борьбы с ними.

Первая попытка применить нестандартное решение — использовать экологию как антикризисный механизм — относится к 1930-м годам. Так, в Соединенных Штатах Америки во времена Великой Депрессии был создан Гражданский Корпус по Консервации Природных Ресурсов (Civilian Conservation Corps (CCC), в задачу которого вошло создание дополнительных рабочих мест путем организации временных работ по увеличение площади лесонасаждений, а также внедрения инфраструктурных и мелиоративных проектов.

Безусловно, эти действия были очень ограниченными и точечными и эффект от их реализации был небольшой, однако впервые в истории они обозначили саму идею использования «зеленых» рычагов в более широком экономическом контексте.

Вторая попытка относится к 2008-2009 годам и демонстрирует новейшие тенденции современной экологической политики – курс на повышение энергоэффективности и совершенно другие масштабы. К тому же, имплементировать «зеленые» рычаги в антикризисные пакеты национального уровня было предложено «сверху».

Так, в конце 2008 года ЮНЕП провозгласила «Новый глобальный «зеленый» курс, в соответствии с которым многие страны мира включили эколого-экономические инструменты в свои планы и программы борьбы с кризисом. В целом можно говорить о пяти основных группах:

  • Повышении энергоэффективности,
  • Модернизации и развитии транспортной инфраструктуры,
  • Программах утилизации транспортных средств,
  • Развитии возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и
  • Поддержке эко-инноваций.

Приведем несколько примеров.

programy_ekologii

Характер «зеленой» антикризисной политики, ее основные направления, сроки и результаты внедрения существенно отличаются, что зависит как от стратегических ориентиров повышения национальной конкурентоспособности, так и от доли краткосрочных и долгосрочных мероприятий в национальных антикризисных планах. Хотя достаточно сложно оценить последствия ее внедрения из-за отдаленного эффекта для окружающей среды многих рычагов, все-таки можно сделать ряд показательных выводов.

1. Последствия глобальных изменений климата привели мировое сообщество к сосредоточению внимания на потреблении энергии и выбросах «парниковых» газов, что непосредственно связано с энергоэффективностью.

Незначительность эффекта по сравнению с ожиданиями объясняется недостаточным финансированием заявленных правительствами мер, недостаточным пониманием населениием выгод от внедрения энергоэффективности на бытовом уровне и негативными последствиями развития строительного сектора. Самые хорошие результаты были достигнуты в стабилизации социальной сферы — сохранении или создании дополнительных рабочих мест в отраслях, наиболее пострадавших от экономического спада.

Тем не менее, экспертами прогнозируются долгосрочные экологические выгоды от сокращения энергетических потребностей (в большинстве случаев речь идет о расходах на отопление) и от сокращения импорта ископаемого топлива. Например, по прогнозам экспертов, в Чехии такие меры приведут к сокращению в 2020 году выбросов парниковых газов на 0,3 % и увеличение на 0,05 % ВВП.

2. Была еще раз подтверждена перспективность развития альтернативной энергетики с экономической, экологической и социальной точек зрения.

Поэтому инвестиции в возобновляемые источники энергии, включая модернизацию электросетей, заняли в антикризисных программах второе по популярности место.

3. Был апробирован кардинально новый эко-механизм – утилизация автотранспорта.

Ориентируясь на быстрое восстановление автомобильного сектора, такие программы стимулировали покупательную способность и сохранение рабочих мест. Однако экологический эффект этого ноу-хау является несколько дискуссионным, ведь нельзя сбрасывать со счетов постепенное нивелирование позитивных достижений вследствие большого количества потребителей, которые приобрели автомобили на льготных условиях.

4. Как и в 30-х годах ХХ века, было внедрено большое количество инфраструктурных проектов.

Вместе с тем, несмотря на, казалось бы, экологическую направленность улучшения многих транспортных развязок, опыт начала ХХI века продемонстрировал негативное влияние строительных работ на окружающую среду (увеличение выбросов углекислого газа в результате расширения производств цемента, металла и др.), который может быть минимизирован только вследствие эффективного использования логистических усовершенствований в будущем. Поэтому эффективность данного инструмента может рассматриваться только в долгосрочной перспективе и с учетом баланса плюсов и минусов.

5. Несмотря на бесспорность положительных последствий эко-инноваций, количественные оценки их внедрения также можно будет сделать  в долгосрочной перспективе (не ранее, чем через 7-10 лет).

Таким образом, опыт использования эколого-экономических инструментов для борьбы с финансово-экономическим кризисом 2008-2009 годов продемонстрировал их значительный  антикризисный потенциал при одновременном положительном эффекте для окружающей среды. Однако очевидно, что наиболее полно его можно раскрыть только при значительных превентивных капиталовложениях.

С точки зрения быстрых мер реагирования, улучшения состояния окружающей среды в результате использования таких механизмов является незначительным, однако это позволяет несколько смягчить социальное напряжение в странах. В долгосрочной перспективе также ожидаются позитивные результаты, однако на данном этапе невозможно объективно их спрогнозировать и оценить.

Поэтому массовое внедрение «зеленых» рычагов в указанный период целесообразно рассматривать как первую масштабную апробацию, которая позволит, после усовершенствования, включить их в национальные стратегии развития и смягчить влияние кризисов в будущем.

Автор:

Перга Татьяна Юрьевна,

канд. ист.наук, ст.научный сотрудник Института Мировой экономики и международных отношений НАН Украины,

(067) 233 29 73, e-mail: perga@list.ru