О будущем биометана

20 Мар

Актор: Георгий Гелетуха

Председатель правления Биоэнергетической ассоциации Украины

В среду, 18 марта, комитет ВР по вопросам ТЭК отложил на неопределенный срок рассмотрение законопроекта №2010, который был призван урегулировать отношения между государством и производителями «зеленой» энергии на данном этапе. И это при том, что на государственном уровне декларируется заинтересованность в наращивании добычи альтернативных видов энергоносителей.

В частности НАК «Нафтогаз Украины» готов предоставить доступ отечественным производителям биометана к мощностям украинской газотранспортной системы (ГТС). Такое заявление прозвучало в конце февраля на тематическом совещании с участием представителей Минэнергоугля, Минагрополитики, Минэкологии, «Укртрансгаза», НКРЭКУ и ряда немецких компаний.

Последние презентовали опыт развития биогазовой отрасли в Германии, где уже производится 2 млрд кубометров биометана в год. А к 2030-му его производство планируется довести до 10 млрд куб. м (10% внутреннего потребления). Немецкие компании и эксперты в области альтернативной энергетики в последнее время проявляют завидную активность на украинском рынке. Они предлагают свои услуги даже в развитии того, чего просто нет в Украине. Например, у нас нет ни одного производителя биометана.

Кроме того, отрасль альтернативной энергетики уже почти год переживает кризис из-за урезания «зеленых» тарифов. Компании находятся на грани банкротства, это касается и производителей биогаза – сырья для дальнейшего производства биометана. Когда и при каких условиях в Украине появится перспектива производства этого газа, Forbes рассказал Георгий Гелетуха, председатель правления Биоэнергетической ассоциации Украины.

Биометан – это биогаз, доведенный до качества природного газа. В разных странах требования к концентрации в нем метана колеблются от 95% до 98% максимум. Сам по себе биогаз – это 60% метана и 40% СО².

Как правило, биогазовые установки привязаны к источникам сырья – крупным фермам в сельской местности. Рядом сооружается небольшая электростанция, которая вырабатывает электроэнергию и подает ее в сеть по «зеленому» тарифу. При производстве электроэнергии на такой электростанции образуется еще и большое количество тепла: например, электростанция вырабатывает 1 МВт электричества и 1 МВт тепла. Но тепло ей девать некуда. Коровники и свинарники не нуждаются в отоплении, разве что – в минимальном, поэтому тепло просто сбрасывается в атмосферу. В итоге теряется колоссальное количество энергии.

Немцы придумали технологию, как отделить СО² от метана и довести содержание последнего до 95-98%. А потом биометан может подаваться в газопроводы или как сжатый газ закачиваться в баллоны для использования на транспорте. Наиболее продвинутая в этом плане Швеция – там в год потребляется до 100 млн кубометров биометана. В Германии весь биометан подается в газовые сети, а потом идет на электростанции. И окупаемость у них получается за счет «зеленого» тарифа на электроэнергию из биометана. Плюс дополнительная прибыль от продажи тепла. При таком подходе тепло от биогазовых электростанций не теряется.

Сегодня Украина не производит биометан, но у этой технологии есть большие перспективы, потому что мы – аграрная страна. У нас достаточно биомассы как исходного сырья: много крупных ферм и больших сельхозугодий, где можно производить силос кукурузы, который идет на биогаз. По нашим оценкам, только из существующих отходов можно было бы производить до 3,2 млрд куб. м биометана в год. Дополнительно есть 4 млн га свободных сельхозземель. И, если 1 млн га из них пустить под силос, то получим еще дополнительно 3,3 млрд куб. м биометана в год. В сумме это 6,5 млрд кубов ежегодно.

К тому же у нас развитая сеть газопроводов: практически в любой точке Украины есть распределительные газовые сети, к которым можно подключиться. А наладить систему учета технологически несложно: нужен счетчик в пункте подачи биометана в газовую сеть, а данные со счетчика должны фиксироваться в соответствующем государственном реестре. В населенном пункте, где есть гарантированный потребитель тепла, строится уже теплоэлектроцентраль. Производитель электроэнергии и тепла берет из сети газ, который учитывает по своему счетчику. Но у него на руках есть сертификат, что он берет «зеленый» метан. А значит, электроэнергия вырабатывается по «зеленому» тарифу. Продажа тепла – дополнительная прибыль. Главное, чтобы был баланс закачки и отбора биометана.

Но не стоит забывать другой момент, важный для Украины. Биометан, полученный из биогаза, в большинстве случаев будет дороже обычного природного газа. По нашим оценкам, уровень себестоимости получается где-то $500 за 1000 кубов и выше. Поэтому сейчас развитие биометановых установок и прямое замещение природного газа нерентабельно. Впрочем, это касается и других отраслей альтернативной энергетики – без дотаций, субсидий и «зеленых» тарифов они во многих случаях убыточны.

Традиционная энергетика развивалась десятки лет, там все технологии отработаны. А «зеленая» энергетика – это новая отрасль, ей надо дать время встать на ноги. Как правило, на это требуется до 20 лет, для чего и предоставляется «зеленый» тариф или какой-то другой вид стимулирования. После этого она действительно может конкурировать на рынке. Мы пока в самом начале пути.

Но и при «зеленом» тарифе, прописанном в законе, срок окупаемости проектов – порядка 10 лет. Кого-то это устраивало, потому что за последнее время появилось несколько новых установок. У «Мироновского хлебопродукта» есть установка на 5 МВт, есть у «Астарты» на сахарном заводе в Глобино, и сейчас еще одна будет запускаться на сахарном заводе в Ракитном под Киевом. Успешно работает проект на свиноферме компании «Даноша». Еще один проект начал строиться, но оказался на линии фронта, в Волновахе – у компании «Экопрод».

Сегодня с «зеленым» тарифом катастрофа. С августа 2014-го не было индексации к евро, как должно быть по закону. В феврале 2015 года было снижение на 20% для солнечных электростанций, и на 10% – для всех остальных. А в марте было уже снижение на 55% – для солнца, и 50% – для всех остальных. Сейчас собственники проектов не могут вернуть кредиты, становятся банкротами, начинают судиться. Что будет дальше, сложно сказать.

Цель законопроекта №2010 для сектора биогаза – улучшить окупаемость хотя бы до уровня 5-6 лет. Сейчас коэффициент при расчете тарифов на биогаз – 2,3, а должен быть – 3, при условии продажи 100%  электроэнергии в сеть по «зеленому» тарифу. Но в законопроекте №2010 разрешается продавать в сеть только избыточную электроэнергию. У биогазовых установок это 90%, а 10% идет на собственные нужды. Поэтому необходимый коэффициент получается 3,15. И с ним наши расчеты показывают, что мы выходим на уровень окупаемости 5-6 лет. Это было бы интересно инвестору, и это могло бы подтолкнуть к развитию сектор биогаза и биометана. Но все-таки альтернативная энергетика – это политический выбор государства.

Сейчас газ на границе стоит где-то $320 за 1000 кубометров. Доставленный потребителю, он будет стоить уже $400-450. И вот перед нами непростой вопрос: отдать $400, чтобы они ушли в Россию, или заплатить, допустим, $450, но местному производителю биометана? Отданные в Россию, эти деньги там создают рабочие места. А $450, заплаченные местному производителю биометана, остаются здесь. На них создаются новые рабочие места, с которых платятся налоги, и они гарантированно перекрывают ту дельту, которая была переплачена.

Если смотреть с экономической точки зрения, то государству выгоднее переплатить за свое, чем заплатить меньше, но за границу. Если государство это поймет, у нас появляются хорошие шансы на развитие биометана. Я уверен, что когда-то природный газ будет выше в цене, он перевалит за $500. Сейчас это дорого, но эти шаги повышают энергетическую безопасность – и потому это должно стать сознательной политикой государства.

Перепост: Forbes.ua