Как возобновляемые источники энергии меняют рынки?

12 Янв

Более 80% мирового потребления энергии приходится на углеводороды – нефть, природный газ, уголь. В производстве электричества они также доминируют – около 70% электроэнергии в мире обеспечивается ископаемым сырьем.

Но сегодня на энергетическом рынке активно заявляет о себе новый игрок, обещающий потеснить, а потом и похоронить традиционные энергоносители. Речь идет о возобновляемой энергетике, которая уже выросла из категории «альтернативной», превращаясь в основной, базовый сектор энергетического рынка. Достаточно заметить, что в ЕС в 2014 году 100% чистого прироста энергетических мощностей пришлось на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). И даже на более продолжительном отрезке, за последние 15 лет, европейская возобновляемая энергетика заняла по приросту первое место.

До сих пор бытует мнение, что ВИЭ существенно дороже традиционных способов производства электричества на основе угля или газа. Это уже не так. Времена меняются быстро. В ноябре 2015 года инвестиционный банк Lazard выпустил очередное исследование по экономике энергетики США «Levelized Cost of Energy Analysis – 9.0». Для сторонних наблюдателей, привыкших читать в нашей прессе о «дороговизне и субсидировании» ВИЭ, результаты данного труда могут показаться сенсационными. Так называемые «новые ВИЭ», к которым в первую очередь относят ветряную и солнечную энергетику, являются самыми дешевыми способами производства электричества.

Стоимость производства электричества без учета субсидий

Источники энергии Стоимость, МВт/ч
Ветроэнергетика $32-77
Солнечная энергетика промышленного масштаба (фотоэлектрика, кремний) $58-70
Солнечная энергетика промышленного масштаба (фотоэлектрика, тонкопленочные технологии) $50-60
Газ $68-101
Газ (комбинированный цикл) $52-78
Газ (пиковая электростанция) $165-218
Уголь $65-150
Атомная энергетика $97-136
Дизель $212-281

Как следует из приведенных цифр, конкурировать с ВИЭ сегодня может только газовая генерация (парогазовый цикл), что подтверждается статистикой ввода новых мощностей в США. Обилие собственного дешевого газа на американском рынке способствует созданию новых газовых электростанций. При этом объемы их ввода в 2015 году уступают и ветряной, и солнечной энергетике. Фиксируются случаи заключения оптовых долгосрочных контрактов на поставку энергии ветра по ценам, существенно более низким, чем газовое электричество. Американская Xcel energy покупает ветряную электроэнергию по $25 за МВт/ч в то время как газовое электричество по контрактам таких же сроков стоит около $32 за МВт/ч, и дополнительно страхуется тем самым от ценовых перепадов сырьевых рынков.

Угольная генерация связана с высокими удельными капитальными затратами, долгим циклом строительства и, главное, находится под риском в связи с повышением значимости климатической политики. Уголь, являясь самым грязным сырьем с точки зрения выбросов парниковых газов, постепенно становится топливом вчерашнего дня.

Нестабильность производства электричества ВИЭ может потребовать ряда мероприятий, направленных на безболезненную интеграцию в электросетевое хозяйство. Поэтому скептики утверждают, что расчет стоимости энергии должен учитывать и данные расходы. Lazard оценивает такие интеграционные затраты в $2-10 МВт/ч. В то же время следует отметить, что необходимость таких мероприятий и соответствующих затрат возникает только при значительных объемах «прерывистой» генерации и, с другой стороны, неразвитости сети. Так, крупнейший немецкий сетевой оператор 50 Herz утверждает (а ему это видно лучше, чем кому бы то ни было), что электрическая сеть может «усваивать» долю солнечной и ветряной генерации в 70% без использования каких-либо дополнительных накопителей.

Ценовая конкурентоспособность достигается ВИЭ на разных рынках в разное время. В Китае до сих пор дешевле угольная генерация, а вот газовая дороже и ветряного, и солнечного электричества. В Германии и Великобритании электроэнергия ветряных электростанций уже дешевле и угольной, и газовой генерации – публикует Bloomberg New Energy Finance.

Ветроэнергетика стала ключевым сектором мировой энергетики. В ЕС, США, Китае она занимает лидирующие позиции по объему ввода новых энергетических мощностей и в 2014, и в 2015 годах. В ЕС за последние 15 лет в ветроэнергетике было установлено больше мощностей, чем в любом другом секторе электроэнергетики. На пятки ветру все больше наступает энергетика солнечная, которая на горизонте десяти лет может превзойти ветрогенерацию по стоимости производства электричества (LCOE). Солнечную энергетику (точнее, ее основной, фотоэлектрический сектор) отличает простой инжиниринг и малые сроки строительства.

Современная фотоэлектрическая станция – это, по сути, типовое коробочное решение, реализация которого связана с минимальным набором подготовительных и строительных работ. Крупнейшая в Европе, недавно подключенная к сети во Франции солнечная электростанция Cestas, мощностью 300 мегаватт, была спроектирована и построена всего за один год. Кроме того, солнечная энергетика обладает, по сравнению с ветром, большим потенциалом «обучения» – снижения удельных капитальных затрат по причине дальнейшего роста массовости производства и повышения эффективности фотоэлектрических модулей. Разумеется, будет дешеветь дальше также и ветряное электричество, но потенциал здесь не столь высок.

Таким образом, в ближайшей перспективе новая энергетическая структура будет складываться с очевидным доминированием солнечной и ветряной генерации, которые будут господствовать в регионах с подходящими природными условиями (солнечным и ветровым потенциалом). Соответственно, использование ископаемого сырья для производства электричества будет сокращаться. Первой жертвой, как мы отметили, станет уголь, который с большой долей вероятности станет подвергаться рестрикциям в форме углеродного налога и даже, на ряде рынков, полного запрета.

Судьба природного газа находится под вопросом. Если еще четыре года назад Международное энергетическое агентство (IEA) объявляло «золотой век природного газа», сегодня оптимизма убавилось. Газовые мощности строятся в США, но почти не вводятся в Германии, Индии и Китае, где, казалось бы, они призваны заменять уходящий уголь. На данных рынках «голубое топливо» проигрывает другим способам генерации с точки зрения экономики – даже при низких ценах на сырье.

Нефть почти не используется для производства электроэнергии, соответственно, развитие ВИЭ не несет для нефтяного рынка прямой угрозы. Опасность приходит с другой стороны. Более 60% добываемой в мире нефти сжигается сегодня в транспортном секторе. Поэтому развитие альтернативных транспортных технологий в перспективе приведет к снижению спроса на черное золото.

Возобновляемая энергетика превратилась в крупный бизнес, в котором в мировом масштабе занято примерно 8 млн человек. Только в 2014 году объем инвестиций в ВИЭ составил $310 млрд. Популярность чистой энергии вышла далеко за рамки собственно энергетического сектора. Сотни компаний, среди которых крупнейшие ТНК, не связанные непосредственно с энергетикой, заявляют о своей приверженности ВИЭ.

Существует глобальная инициатива RE100. Это аббревиатура расшифровывается как «100% возобновляемой энергии». В число участников входят IKEA, Johnson&Johnson, Goldman Sachs, Google, H&M, Mars, Microsoft, Nike, Unilever и многие другие. Корпорации берут на себя добровольные обязательства по использованию исключительно чистой энергии в своей жизнедеятельности. Например, IKEA обязуется обеспечивать себя на 100% возобновляемым электричеством к 2020 году.

Обязательства по использовании ВИЭ не всегда означают, что та или иная компания полностью обеспечивает себя возобновляемым электричеством (например, установив на крыше солнечные модули). Так, с 2007 года Google является «климатически нейтральной» компанией. При этом она обеспечивает себя ВИЭ электроэнергией на 30%. «Климатическая нейтральность» достигается инвестициями в активы возобновляемой энергетики по всему миру, обеспечивающие объем выработки, соответствующий потреблению Google. Apple, самая дорогая по капитализации корпорация мира, на 100% обеспечивает чистым электричеством свои североамериканские операции и дата-центры по всему миру. В глобальных же энергетических затратах Apple ВИЭ покрывают сегодня 87%.

Данные примеры, разумеется, получают большой общественный резонанс, формируют общественное мнение и, в результате, влияют на политические решения, стимулирующие дальнейшее развитие ВИЭ.

Хочется верить, что в украинском правительстве найдутся люди со стратегическим мышлением, которые понимают куда двигается мир и энергетический сектор. Сегодня Украина имеет все шансы наравне с другими странами включиться в перестройку своего энергетического сектора с уклоном на развитие возобновляемых источников энергии.

По материалам: e-xecutive.ru