Как мы растрачиваем лесной фонд Украины?

5 Июл

Украина, общая площадь лесного фонда которой составляет чуть более 10 миллионов га, стремительно «лысеет». И уменьшение зеленых насаждений — не только экономическая, но и экологическая проблема.

По данным Минрегиона, только за прошлый год площадь зеленых насаждений в Украине сократилась почти на 20%. Серьезнее всего пострадали площади насаждений общего пользования (парки, скверы, ботсады и набережные) и спецназначения (на территориях предприятий и транспортных магистралей). Но и количество городских лесов уменьшилось значительно — на 5,7%. В ведомстве отмечают, что было вырублено 399 тысяч га, а еще 24 тысяч га погибли из-за пожаров, погодных условий и болезней.

Главным образом, рубили и рубят украинский лес на экспорт. И, хотя для страны в целом это невыгодно (продавая в Европу древесину в качестве сырья, обратно мы, зачастую, покупаем готовую продукцию в несколько раз дороже), конкретным дельцам подобный вид деятельности приносит немалую прибыль.

Лесная братва

Традиционная схема «работы» выглядит так: лес валят небольшими «картелями» в разных районах страны, после подделывают документы о происхождении древесины или ее состоянии (активисты-экологи обращают внимание, что часто приходится быть свидетелями того, как лесовоз везет дорогие сорта бука, а по документам это якобы больные деревья), чтобы получить сертификаты для экспорта, далее эти сертификаты предоставляют таможне, и – вуаля – лес уходит за границу.

Именно такую схему в начале июня разоблачили в Ивано-Франковской области. В СБУ установили, что таким образом за рубеж было продано более 9 тыс кубометров леса. На данный момент продолжаются следственные действия – сотрудники службы безопасности проверяют причастность к незаконному экспорту лесоматериалов работников таможенных органов.

«В Украине за вырубку деревьев отвечают лесничие, которые закреплены за отведенными участками, но здесь они всего лишь пешки, — рассказал один из рядовых лесорубов, промышляющих в Прикарпатье. — «Держит» этот бизнес лесная мафия и работает это все под прикрытием уважаемых людей. На продаже леса «кормится» большая «семья»: милиция, прокуратура, таможенники и бандиты-«решалы».

Самим местным жителям тоже, «если хочешь заработать копейку, приходится идти и валить лес». За куб хорошей древесины на черном рынке дают 600-700 долларов. Но это — прибыль «дяди», на которого, под прикрытием местных правоохранителей, работают простые лесорубы. Сами они получают столько, сколько решит «хозяин». Но рады и такому приработку.

Конечно, можно нарваться на штраф. Он составляет от 850 до 1700 гривен, что, по сравнению с объемами прибылей от продажи незаконно вырубленной древесины, ничтожно малые суммы. Да и платить их придется лишь в случае, если попадешься. Учитывая же, что в схеме незаконного бизнеса по вырубке и сбыту леса плотно задействованы правоохранители, это может вряд ли случиться.

По свидетельству лесорубов, правоохранители, в частности, занимаются в таких схемах «прикрытием» нелегальных фирм по заготовке леса, помогают переправлять древесину к назначенному месту, «закрывая» все вопросы на бывших постах ГАИ. Попадаются же, зачастую, от жадности.

Буквально на прошлой неделе Служба безопасности Украины, совместно с военной прокуратурой, разоблачили старшего инспектора Попельнянского отделения полиции, обложившего «данью» (в среднем, по 2 тыс гривен в месяц) местных жителей и предпринимателей (владельцев пилорам и предприятий лесоперерабатывающей отрасли) за то, что не будет обращать внимание на незаконную вырубку и переработку. В результате, по предварительным данным, ежемесячный доход вымогателя составил около 50 тыс гривен.

Бесполезный мораторий

Кто-то, конечно, сошлется на наличие Закона №1362, запретившего экспорт необработанной древесины всех пород, кроме сосны (по этому виду древесины документ вступает в силу с 2017 года). Но, в реальности, закон работает только на бумаге.

Доказательством этому служит хотя бы тот факт, что на западе страны активисты регулярно фиксируют десятки вагонов с контрабандным лесом. Так, по словам львовского волонтера и активиста Тараса Матвиива, к примеру, только одна поверхностная проверка грузового поезда на станции «Ходоров» в конце мая текущего года засвидетельствовала наличие незаконного перемещения части кругляка сосны: «Вместе с сотрудниками СБУ и госэкоинспектором мы поверхностно проверили весь эшелон и обнаружили, что, как минимум, четверть вагонов загружено деревьями с нарушением закона».

В частности, сосна была не чипирована или записана как «дрова» (а стоимость дров в разы дешевле кругляка сосны). По словам Матвиива, нередки случаи, когда по документам в вагонах должна быть сосна, а при осмотре оказывается, что это — запрещенный бук.

К слову, жители Ходорова неоднократно сообщали в социальных сетях, что через их станцию ежедневно проходит 5-6 эшелонов древесины в Румынию. Там украинская древесина попадает на деревообрабатывающий завод. «Румыны запретили рубку леса, поэтому все сырье идет от нас», — рассказывают активисты.

Однако, вместо ожидаемой поддержки от государства в борьбе с незаконным вывозом драгоценного украинского леса, небезразличные граждане получают «головомойку». Так, акцию с проверкой эшелона с сосной, где были обнаружены нарушения, Львовская железная дорога назвала «вмешательством посторонних лиц в работу железнодорожного транспорта», что приводит к задержке движения поездов и «невозможности эффективно использовать подвижной состав».

При этом железнодорожники полностью сняли с себя ответственность за тот факт, что древесина на экспорт в грузовых составах не соответствовала заявленной в сертификатах. Железная дорога, мол, всего лишь «предоставляет услуги по перевозке груза» и верит отправителю, который указывает характеристики груза в сопроводительных документах. «Установление принадлежности лесной продукции в соответствии с конкретной характеристики Украинской классификации товаров внешнеэкономической деятельности (УКТВЭД) не входит в компетенцию работников железной дороги, а потому они руководствуются разрешительными документами, предоставленными отправителями, выданные соответствующими контролирующими органами», — отмечают железнодорожники.

И не придерешься.

Проблема требует комплексного решения

Тем временем, несмотря на мораторий на вырубку, ситуация с незаконными рубками в Украине только ухудшилась. По данным Гослесагентства, в І квартале 2016 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, ситуация с незаконными рубками ухудшилась.

«Объем незаконных рубок составил 11 тыс. куб. м. Общее количество случаев составила порядка 4000, сумма ущерба, причиненного лесу, составляет 36 млн грн», — сообщила и.о. главы ведомства Кристина Юшкевич.

Опять же, любопытно, что Гослесагенство в этой ситуации не берет на себя всю ответственность за происходящее. Мол, в постоянном пользовании предприятий, подчиненных Гослесагентству, находится 73% от общего количества лесов Украины, а 27% находятся в подчинении других лесопользователей, в том числе, органов местного самоуправления. Поэтому, ведомство обратилось к главам ОГА с просьбой на местах наработать пути решения проблемы незаконных рубок леса. Другими словами, проблема остается, а ее решение пущено на самотек.

Впрочем, вряд ли незаконные рубки в Украине происходят исключительно на 27% неподконтрольного Гослесагенству леса. Доказано правоохранителями.

К примеру, в конце мая во Львовской области Служба безопасности Украины на территории одного из государственных лесных хозяйств Старосамборского района выявила факты нелегальной вырубки древесины различных пород на общую сумму 1,5 млн грн.

«Очень часто лесники придумывают, что лес «больной» или «неправильный», и проводят санитарные или лесовосстановительные рубки… Да, бывают ситуации, когда действительно санитарные рубки нужны, но их очень немного. Не может быть такого как сейчас, когда 52% древесины в Украине выбирают именно «санитарными» рубками», — утверждает эколог МБО «Экология-Право-Человек» Петр Тестов.

Чтобы упорядочить систему санитарных рубок, Гослесагентство уже передало на согласование в Минприроды новую редакцию Санитарных правил леса. «Этот документ обобщает наработки межведомственной группы, в которую вошли как представители Гослесагентства, Минагрополитики, нашего министерства, так и представители ведущих научных и общественных учреждений», — сообщил министр экологии Остап Семерак.

«Однако, хотелось бы более широкого обсуждения этого пока еще «черновика», чтобы после утверждения Правительством не пришлось еще раз его переписывать. Тем более, что проблема с вырубкой лесов требует скорейшего решения», — добавил он.

Да, новые правила, возможно, позволят уменьшить ущерб для живой природы, которую нанесла ныне существующая система санитарных рубок. Но Украина все равно останется далека от стран, где каждое дерево находится под наблюдением. К примеру, в Швейцарии или Германии, чтобы срезать одно дерево, собирают целые комиссии и просят разрешения у местных жителей.

Проректор по научной работе Национального лесотехнического университета Украины Григорий Криницкий отмечает, что в Европе уже давно перешли на выборочную систему рубок. Но, чтобы Украина приняла такой опыт, нужно немало времени. «Для того, чтобы перейти на выборочную систему, нужно иметь разновозрастные леса, а в Украине из-за сплошных рубок, их просто нет. Леса должны иметь деревья в возрасте от двух лет и до нескольких столетий, поэтому на такое переформирование нужно много времени. Практика показывает, что этот процесс продолжается до 80 лет. Кроме того, чтобы перейти на такую систему, нужно не только переформировать лес, но и изменить законодательную базу», — констатирует ученый.

А пока комплексного решения проблемы вырубки лесов в Украине нет, жители некоторых «облысевших» регионов уже пожинают первые плоды бездумного использования лесного хозяйства: от высыхания рек до разрушительных паводков и оползней.

Авторы: Ю.Корнийчук, Т. Стежар

Перепост: ecology.unian.net