Сложности и ограничения подключения ВЭС к энергосистеме в Украине

23 Июл

В 2013 г. Украина стала второй в Европе по темпам развития ветроэнергетического сектора, а в мировом рейтинге — пятой. Это и неудивительно: по данным Украинской ветроэнергетической ассоциации, только в первом полугодии 2013 г. инвестиции в отрасль достигли EUR84 млн, и в стране было введено в эксплуатацию 18,3 МВт новых ветроэнергетических мощностей. Кроме того, начато строительство на ряде площадок, расположенных в Луганской, Запорожской и Херсонской областях, а также в АР Крым.

В результате общая установленная мощность отечественных ветроэлектростанций (ВЭС) возросла до 315,8 МВт. ВЭС общей мощностью более 290 МВт уже подключены к объединенной энергосистеме Украины (ОЭС) и выработали за первое полугодие 317 млн кВт-ч электроэнергии (что позволило сократить выбросы СО2 в атмосферу на 256 тыс.т).

Вместе с тем, по словам председателя правления УВЭА Андрея Конеченкова, сейчас, несмотря на темпы роста и амбициозные планы ветроэнергетиков, инвесторы, даже имея разрешения на строительство и вложив деньги, испытывают сложности с подключением ВЭС к энергосистеме. «Облэнерго, которые находятся в частной собственности, мотивируют отказ тем, что сети просто не способны подключить эти объекты.

Идет давление на инвесторов, которых хотят заставить оплатить модернизацию сетей. Как вариант им предлагают точку подключения на большом расстоянии от объекта, что сразу же делает проект экономически нецелесообразным. Таким образом, нарушается  законодательство, согласно которому облэнерго обязаны принять на баланс объекты возобновляемой энергетики», — поясняет г-н Конеченков.

Лимит

Как ни странно, подобные действия фактически подкрепляются позицией профильного министерства. В распоряжении БИЗНЕСа оказалось любопытное письмо за подписью заместителя министра энергетики и угольной промышленности Украины Сергея Чеха. В этом документе Минэнергоугля впервые официально озвучило возможности подключения возобновляемых источников энергии (ВИЭ) к ОЭС.

Так, по мнению министерства, «до 2015 г. возможно обеспечить надежную и устойчивую работу ОЭС при развитии ВИЭ в объеме до 1,5 тыс. МВт«. Но что, собственно, означает эта цифра? Уже сейчас, как было сказано, мощность ВЭС возросла до 315 МВт, за первое полугодие 2013 г. солнечные электростанции нарастили мощность до 494 МВт, еще около 100 МВт обеспечивает малая гидроэнергетика. «К концу года, когда будут реализованы проекты компаний «Ветряные парки Украины» и «Винд Пауэр», Украина выйдет на производство 1,2-1,3 тыс. МВт электроэнергии, и операторы практически «израсходуют» лимит, выделенный министерством», — подсчитывает Андрей Конеченков.

Антон Сафонов, руководитель направления стратегии и развития бизнеса ООО «Управляющая компания «Ветряные парки Украины«, отмечает: «Среди ряда других проектов наша компания активно развивает Краснодонский, Лутугинский и Луганский ветропарки в Луганской области суммарной мощностью 875 МВт. При этом электроэнергией будут полностью обеспечены Антрацитовский, Краснодонский, Лутугинский районы и близлежащие территории промышленных регионов Украины».

Условия

Кроме установления лимита мощностей, которые Минэнергоугля сможет подключить к ОЭС, использование объектов ВИЭ ограничено и другими условиями.

Во-первых, в министерстве утверждают, что, вследствие зависимости ВИЭ от погодных условий, необходимо создавать резервные мощности, которые обеспечат стабильность напряжения и частоты тока в сети. По мнению чиновников, генераторами дополнительных мощностей в Украине могут быть только ГЭС. Но их мощности уже используются ОЭС. Таким образом, возникает необходимость импорта недостающего объема электроэнергии, на что потребуется ЕUR115 млрд ежегодно.

Во-вторых, по расчетам министерства, ввод в эксплуатацию мощностей ВИЭ сверх указанного «лимита» в 1,5 тыс. МВт возможен, если инвесторы ВИЭ согласятся одновременно со своими объектами строить маневренные мощности ОЭС в пропорции 1:1 (на 1 МВт ВИЭ — 1 МВт маневренных мощностей).

Позиция игроков

Участники рынка ВИЭ напоминают, что ранее в НЭК «Укрэнерго» утверждали, что техническая возможность подключения ВИЭ в Украине составляет 7-8 тыс. МВт. Именно на этой информации и базировались инвестиционные планы предпринимателей по строительству объектов ВИЭ. Теперь же, через три года после введения «зеленого» тарифа, «ставки» внезапно резко снизились до 1,5 тыс. МВт. Кстати, эта же цифра заложена в обновленный проект «Энергетической стратегии Украины до 2030 гг.».

Андрей Конеченков сетует: «Энергетическая стратегия государства не должна стать синонимом стратегии наращивания сверхприбылей энергокомпаний и поставщиков энергоносителей, какой она сейчас и выглядит. Ее цель должна фокусироваться на решении приоритетных задач национальной безопасности в энергетической сфере».

Эксперт отмечает, что «зеленый» тариф в Украине заработал потому, что возникли проблемы с ценой импортируемого природного газа и было принято решение замещать его возобновляемыми источниками. «Теперь, получается, «вопрос отпал», и оказалось, что Украина якобы технически не может генерировать электроэнергию за счет солнца или ветра», — иронизирует г-н Конеченков.

По мнению участников рынка, в новом проекте «Энергетической стратегии» упор делается на развитие и бюджетную поддержку традиционных энергогенерирующих объектов. При этом явно недостаточно внимания уделяется энергосбережению и не учитываются международные обязательства Украины (выполнение ратифицированных соглашений в рамках Киотского протокола и требований к Украине как к члену Энергетического сообщества). Иными словами, профильное министерство просто не имеет желания развивать альтернативную энергетику, мотивируя это отсутствием в Украине дополнительных маневренных мощностей.

«Этот вопрос успешно решается во всем мире. В Германии специальное национальное ведомство прогнозирует почасовую генерацию электроэнергии ВЭС с точностью 95-99%. Во Франции 75% электроэнергии обеспечивают АЭС. Но в то же время Франция имеет около 7,5 тыс. МВт установленных мощностей ВЭС, подчеркну, несмотря на отсутствие  дополнительных  маневренных мощностей для развития этого направления», — говорит г-н Сафонов.

По словам г-на Конеченкова, ни в действующей, ни в разрабатываемой отечественной законодательной базе не заложены принципы стратегического развития и механизмы реализации планов развития альтернативной энергетики. Необходима разработка отдельной национальной стратегии, в которой должны быть четко определены регионы, где необходимо развивать использование ВИЭ, и прописана возможная мощность подключения для каждого из этих регионов. Кроме того, в документе должны быть предусмотрены варианты замещения объектами ВИЭ традиционных источников энергии и синхронизации их работы с другими энергетическими объектами (солнечные, ветровые, геотермальные станции, ГЭС,ТЭС, АЭС и т.д.).

Собственно, проблемы, которые сейчас испытывают ветроэнергетики, являются прямым следствием отсутствия планов подключения объектов ВИЭ к ОЭС, утвержденных на государственном уровне. Когда каждое отдельно взятое облэнерго пытается решить этот вопрос самостоятельно, подключение к сети становится для операторов трудно преодолимым барьером.

По материалам: UaEnergy